(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Поперек себя

В процессе работы исцеления травмы наступает этап, когда нужно себя переучивать и заменять старые, привычные реакции на события на новые и сообразные текущей реальности. Например, перестать реагировать на перемены паникой и стрессом, и начать реагировать из ресурсного и любопытного состояния.

У привычных реакций есть два аспекта - физиологический и психологический. На компьютерном жаргоне - хард и софт, "железо" и программное обеспечение.

Хард - это структура мозга. У ранних травматиков обычно чрезмерно развиты отделы, отвечающие за бей-беги-замри, и плохо развиты отделы, отвечающие за саморегуляцию. Так что по чисто физиологическим причинам реакцией на события, которые травматик видит как тревожащие и пугающие, могут быть чрезмерная паника, побег или замирание. Мозг можно обучить реагировать иначе и можно дорастить в нем нужные отделы. Переучивание, в основном, состоит из повторений - то есть, регулярной медитации, регулярного заземления, регулярной физической нагрузки, регулярного и полноценного сна, регулярной терапии. Повторение обеспечивает рост и укрепление новых нейронных связей, отвечающих за саморегуляцию и поддержание уравновешенного состояния.

Софт - это убеждения и установки. Например, все правила травмы, которые были выведены из полученного травмирующего опыта. Например "Перемены - это ВСЕГДА плохо". Или - мое любимое - "Лучший способ реагировать на что-то пугающее - это интенсивно паниковать, думать только об этом, вставать и засыпать с паникой, потому что это (каким-то образом!) помогает решить ситуацию". То есть, психика видит панику как важный инструмент, с помощью которого можно как-то улучшить ситуацию. Бывает и "Если я буду метаться и паниковать, кто-то увидит, придет и спасет меня/поможет мне решить проблему".

При попытке рационально объяснить себе вред от паники, внутри происходит примерно такой диалог:

[читать дальше]Вы:
- Все, успокаиваемся и смотрим на ситуацию безоценочно.
Перепуганный внутренний ребенок, который перехватил управление:
- Ты что, смерти нашей хочешь?! Если ты перестанешь паниковать, ты пропустишь что-то важное!
Вы:
- Нет, наоборот. Паника - это туннельное зрение, оно дает слишком узкий обзор. Именно так важное и пропустишь.
Перепуганный внутренний ребенок:
- Нельзя, нельзя успокаиваться! Быть спокойным - это очень опасно, очень!

То есть, перехвативший контроль над телом и головой маленький испуганный ребенок не верит, что не только можно, но и нужно по-другому. Именно поэтому так важно вырастить внутри фигуру хорошего родителя или адекватного взрослого, который сможет 1) взять управление на себя, 2) успокоить ребенка и пересадить его на пассажирское сидение из водительского. Для того, чтобы ребенок позволил это сделать, нужно, чтобы родитель завоевал его доверие и показал, что может о нем позаботиться.

И у этого родителя/взрослого непростая задача, потому что нужно научиться делать прямо противоположное тому, что психика делала десятилетиями. В нашем случае, например, научиться сохранять спокойное и собранное состояние там, где раньше была бесконечная паника. Плюс психика считает, что паниковать - безопаснее, чем не паниковать. Чисто статистически, примерно 91% страхов и негативных прогнозов на будущее не сбывается, так что травмированная часть делает вывод, что паниковать и представлять ужасные картины будущего способствует тому, чтобы это ужасное будуще не случилось. Хотя никакой связи между паникой и положительным исходом не существует. Взрослый/родитель должен встать в мета-позицию, чтобы видеть и привычную реакцию психики и адекватные способы реагирования, и двигаться в направлении этих адекватных способов, независимо от того, куда несет психику. А для мета-позиции нужно вырастить части личности, которые больше и взрослее внутреннего ребенка, и которые могут взять его на ручки и успокоить.

Я где-то года полтора работала с установкой "Если хочешь, чтобы все мечты сбылись, нужно страдать и находиться в депрессии, иначе ничего не получишь". Она включала в себя также "Ничему сейчас нельзя радоваться, а то мечту не дадут, и нельзя иметь нормальную самооценку, а то тем более не дадут". Я меняла ее на "Я хочу быть в устойчивом, оптимистичном состоянии со стабильной самооценкой и получающей удовольствие от жизни уже сейчас". Ощущение было, что прямо иду против всего святого, предаю себя и свои мечты. Мой внутренний ребенок страшно горевал и убивался. Принимала решение я из взрослой позиции человека, который понимает, что по-старому - это дорога в никуда, которая закончится, скорее всего, суицидом от безысходности, и понимает это, не смотря на то, что вся психика категорически против смены курса. Работа включала в себя отслеживание старых сценариев и установок и бесконечных повторений "Нет, это неправда", "Это устарело", "Это уже не мое", "Спасибо, не надо". Берем плачущего ребенка, заворачиваем его в одеялко, баюкаем, успокаиваем и несем его в нужную сторону. Штормило меня капитально, кидало в разные стороны, раздирало изнутри - все эти защиты обострились чуть ли не в десять раз и нападали на меня изнутри, как бешеные собаки. Как говорится, последний бой - он трудный самый. После примерно 6-8 месяцев, наконец-то, отпустило.

Не всегда все так драматично и трудно. Бывает, человек испытывает радость от того, что получил обоснованное разрешение больше не паниковать или не думать страшные мысли, и сразу чувствует облегчение и может довольно легко отпустить старые установки. А бывает, что изменения даются только с боем.
Tags: правила травмы, процесс исцеления, работа с убеждениями и установками, работа с эмоциями
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments