(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Category:

Сложная травма: состав и как ее лечат

То, что я обычно имею ввиду в своем журнале под термином "травматик" научно называется "человек со сложным пост-травматическим расстройством". Здесь "сложное" означает не однократную травму, а продолжительное пребывание в травматичной обстановке - такой, как детство в семье с агрессивными, склонными к насилию, депрессивными, холодными и невключенными родителями. Взрослая форма этого расстройства может быть вызвана, например, похищением, пребыванием в секте, пребыванием в роли заложника или жизнью с насильником.

Прочитала тут статью (англ) про особенности этого расстройства, и хотя в ней нет ничего нового, все равно полезно еще раз по азам пройтись. Статья перекликается с этой.

Один из распространенных способов справляться со "сложной травмой" - это внутреннее отсоединить части личности, которые этой травмой задело, и этих отколотых частей может быть от нескольких до десятов или даже сотен в тяжелых случаях. Кажды из таких отколотых кусков имеет как бы свою личность и характер. Эти внутренние личности ("субличности") останавливаются в развити в том возрасте, когда случилась травма. Они будто застывают как в развитии, так и во времени, и не растут, и не развиваются, как это делают здоровые части личности.

В детстве у людей формируются паттерны поведения, которые состоят из эмоциональных переживаний и верований относительно себя, других людей, отношений и мира. Паттерны эти хранятся в мозге в виде кластров нейронных цепочек. В результате травмы формируются токсичные паттерны и верования, например "Я знаю, что я не достойна любви. Я это просто знаю. Я чувствую это каждой клеткой своего тела". Субличности травматиков формируются под влиянием этих паттернов и перехватывают управление личностью в ответ на триггеры. Триггер - это событие, которое бессознательно воспринимается травматиком как трама из прошлого. Триггер включает соответствующий той травме паттерн, а он, в свою очередь, включает субличность. Субличность перехватывает управление с целью защитить своего хозяина от невыносимых переживаний - таких, как ярость, стыд, унижение, отчаяние, страх или чувство внутренней пустоты.

Хорошее тоже может быть триггером. При определенных особенностях травмы эмоциональное тепло, забота и близость могут пугать не хуже, чем перспектива унижения. Это происходит потому, что перспектива любви и близости вызывает очень пугающие чувства - уязвимости, беспомощности, бессилия, страх попасть в зависимость. Если в детстве ребенок не чувствовал заботы и приятия, когда он чувствовал себя беспомощным, нуждающимся или уязвимым, и вместо этого получал насилие и игнор, то его защитными субличностями могут стать Мне Все Должны, Я Лучше Всех, Невовлеченный Наблюдатель Жизни. Задача такой субличности - обрывать коннект с людьми при первых же признаках теплого к себе отношения или намеках на близость.

Первый шаг в терапии для работы со сложной травмой - это произвести инвентаризацию субличностей (отколотых частей целого), паттернов и триггеров. Задача состоит не в том, чтобы истребить субличности, а в том, чтобы присоединить их обратно и сделать их частью целого, которым они были до травмы. Далее в терапии идет работа по анализу паттернов и триггеров с целью их обезвреживания, а после этого травматик может начать разбираться с тем разрухой, которую ему устроило его детство. Конечная цель терапии - это преобразовать диссоциированную и фрагментированную психику, зараженную токсичными верованиями, в цельную, способную к адаптации и формированию здоровых отношений личность.
Tags: будни травматика, детство травматика, статьи, субличности, терапия ранней травмы
Subscribe

Posts from This Journal “субличности” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments