(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

От запрета на чувства к запрету на счастье

Твердое убеждение "Мне не положено счастья/любви/успеха" очень часто связано не с событиями, а с опытом контакта со своими эмоциями в контексте отношений внутри семьи.

Берем психологически здоровую семью. Есть ребенок, у ребенка есть эмоциональные проявления: злость, печаль, радость, удовольствие и так далее. Здоровые, устойчивые родители не только принимают все проявления ребенка не разрушаясь, но и помогают ему разобраться в своих проявлениях, назвать их и освоить подходящие способы их проявления. Если ребенок орет "Ненавижу тебя!" и катается по полу, родитель сохраняет устойчивость и мета-позицию в отношении происходящего. Он не сбегает, не разрушается, а остается рядом, сохраняет позицию Хорошего Родителя, эмпатичного, цельного, с хорошими границами и способного помочь своему ребенку разобраться и научить его, как еще их можно проявлять, кроме как кататься по полу.

Ребенок учится тому, что:
1. Он хороший и все его проявления ок - они не разрушают важных людей и важные отношения.
2. Его любят и поддерживают со всеми его проявлениями.
3. Плохих проявлений нет, есть только те, которые нужно соизмерять с обстановкой и находить подходящий способ выражения.
4. Мир - место безопасное и в нем много поддержки.

И когда какие-то из его внутренних проявлений просятся наружу, он может легко войти с ними в контакт, прожить их, найти адекватный им способ выражения и жить дальше. Таким образом ребенок, который получал поддержку в понимании и выражении своих эмоций и чувств, ощущает свое право на счастливую жизнь. Этот вывод делается не столько на основе каких-то конкретных событий, а на основе именно опыта контакта со своми эмоциями в контексте безопасной привязанности.

Берем наши семьи. [дальше]Ребенок орет "Ненавижу тебя!" и катается по полу. Мама немедленно переходит в роль Жертвы и уходит себя жалеть, что она вот из сил выбивается, а никакой благодарности и любви за это нет. Она идет плакать и умирать. Папа встает на дыбы - как же так, посмели ЕМУ такое говорить? Да он же вас всех тут кормит! Папа начинает орать дуром. Старший сиблинг втихоря младшему дает подзатыльник со всей дури - и так ему всю жинь испортил, родившись, а тут еще и вякать что-то смеет.

Выводы, которые для себя делает ребенок:
1. Его проявления не только не приветствуются, они опасны, потому что могут разрушать важных ему людей и важные для него отношения.
2. За проявления также могут наказать.
3. Пока у него есть проявления, он один и его никто не поддерживает.
4. Он плохой, потому что внутри него есть опасное и плохое, которое норовит выйти наружу.
5. Мир равнодушен и опасен.

В следующий раз когда какое-то из проявлений начнет проситься наружу, у психики начинается паника. И ее защитный механизм уводит человека подальше от контакта со своими чувствами в специальный закуток, где человек начинает ходить по кругу и повторять "Мне счастья не положено". Как и в примере с ребенком из здоровой семьи, вывод этот сделан не на основе событий, а на основе реакции семьи на эмоции и проявления ребенка. Закуток этот становится заменой реальному проживанию своих эмоций. С реальными эмоциями у него контакта обычно нет, кроме интеллектуального. Он их боится, держится от них подальше и подавляет их из страха, что они разрушат что-то в его жизни - и тем самым укрепляет старый опыт одиночества и безвыходности.

Что обычно делает хороший терапевт:
Он помогает клиенту найти контакт с реальными эмоциями и выразить их в контексте безопасной привязанности внутри терапевтических отношений. То есть восполняет неслучившийся в детстве опыт. Если работа проделана грамотно, то у клиентов может в результате быть ощущение каких-то прямо-таки волшебных изменений в жизни: вроде бы всего лишь с эмоциями работал, а в жизни начали появлятся хорошие люди, больше друзей, больше коннекта и так далее, и это кажется никак не связанным с контактом с чувствами. Тем более что работа эта скорее телесная, чем интеллектуальная - найти чувство в теле, следить, меняется оно или нет, отмечать, что хочется при этом сделать и завершать волну. Важный момент, кстати: реальная работа с чувствами - это не когда о них говорят, анализируют или ищут их корни, реальная работа - это когда их проживают.

Подытоживая: меняется опыт контакта и проживания своих чувств - меняется и мировоззрение и способы взаимодействия с миром.

Мне лично пока что все это пипец как трудно. У меня запреты на все подряд, включая жизнерадостность, но на ярость - самый большой.

Добавлю, что вон те самые из здоровых семей - они тоже на терапию иногда ходят, потому что счастливое детство не гарантия, что в жизни никогда не случится трудностей или невзгод. В этом смысле хорошо терапированный травматик лучше экипирован, чем человек из здоровой семьи, потому что травматик сотню раз упал, сто один раз поднялся и знает, как себя быстро собрать из разобранного состояния. Здоровый может впервые в 40 лет упасть и у него весь мир с непривычки рухнет нафиг.
Tags: памятка родителям, правила травмы, работа с убеждениями и установками, терапия ранней травмы, трудности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →