(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Субличности: работа по запросу через работу с Маленькой

Запрос, с которым я на терапию пришла: помогите мне самой разрулить сложнейшую жизненную ситуацию, потому что кроме себя мне не на кого полагаться.

На момент начала терапии я жила с нестабильным, тяжелым травматиком, который с упоением занимался саморазрушением и медленным самоубийством через опасные игры со своим здоровьем. Я шесть лет пыталась его спасти, пока не дошла от такой жизни до клинической депрессии, и именно в этот момент мой партнер решил утопить не только себя, но и меня вместе с ним, и взялся за дело с удвоенным упорством. На терапию он идти оказался очень агрессивно - сказал, что разведется со мной, если я на терапию пойду, и простит мне все, даже измену, но не простит похода на терапию.

Я поняла, что мне надо уходить из этих отношений как можно быстрее, но на тот момент мне некуда было идти - как типичный травматик в долгосрочных созависимых отношениях с другим травматиком, я растеряла всех друзей, а отношения с родителями сводились к десятиминутным созвонам "У меня все тип-топ!" раз в несколько месяцев, поэтому вернуться в отчий дом тоже был не вариант. Мой партнер был моим единственным близким человеком. У меня к тому моменту много лет не было ни работы, ни своих денег, я полностью зависела от своего партнера финансово и психологически. Я вообще до терапии все время от кого-то зависела, потому что боялась самостоятельности до панических атак. Попытки найти работу успехом не увенчались - наверняка на интервью от меня веяло таким психологическим неблагополучием, что меня сразу вычеркивали из списка кандидатов.

И я пошла на терапию, потому что не знала других вариантов, как еще мне найти ресурс на то, чтобы вырулить из этого кошмара. Я на первом сеансе сказала своей тер, что хочу научиться справляться самостоятельно, потому что мне некого просить о помощи, и только от меня одной зависит, выживу ли я вообще, выгребу или нет.

Так что Маленькая-Шмаленькая, а запрос все же был из области прокачивания Достигатора, потому что что-то делать во внешнем мире мог только он. Сам Достигатор думал, что запрос решается очень просто: мы ампутируем паршивую Малявку, которая его все время обесточивает, и пойдем реализовывать планы долгожданным мощным Терминатором, которым нам и положено быть с рождения. И мы бы, согласно Достигатору, давно бы им стали, если бы не эта дрянь Маленькая.

На что моя тер сказала прямо противоположное: работать будем с тем, у кого в вашей системе самая большая кувалда, то есть, с Маленькой. Если мы хотим, чтобы Достигатор свободно и легко достигал, мы должны обеспечить Маленькой то, что ей нужно - безопасность, любовь, заботу, и тогда и только тогда она перестанет Достигатора обесточивать.

С моей изначальной точки зрения такой подход сначала показался абсурдом. ЧЕГО? У нас дом горит, крыша вот-вот рухнет и похоронит нас заживо, а мы будем какой-то вредной, капризной, упрямой внутренней истеричке в попу дуть?!

Но в итоге я с предложенным направлением работы согласилась по ряду причин:

[длиннопост]1. С точки зрения логики моя тер была права. Сила человека всегда равна самой большой его слабости, поэтому для увеличения силы нужно принять и доращивать слабость, а не отрицать ее или пытаться оторвать и выбросить (что, к сожалению или к счастью, невозможно).


2. Я начала чувствовать, как задолбалась я быть Достигатором и участвовать в пожизненном забеге за морковками, которые всегда оказывались иллюзией. Закончи школу хорошо - и папа тебя полюбит. Получи образование - и папа тебя полюбит. Получи второе - и папа тебя полюбит. Сделай еще вот это, это, и это и папа тебя полюбит. После каждой взятой вершины появлялась новая, и морковка отодвигалась еще дальше, а папиной холодности и жесткой критики меньше не становилось. В конце концов я поняла, что нет никакой морковки - если бы папе было, чем меня любить, он бы меня и так любил.

3. Постепенно я начала замечать, что уделяя время невзгодам, чувствам и потребностям Маленькой, я действительно становлюсь сильнее.

Мой первичный запрос был реализован в течение двух лет. Вскоре после начала терапии у меня появилсь удаленная работа. Где-то через год я смогла впервые сказать своему партнеру "Нет" (надо было видеть его лицо, он не думал, что я вообще такие слова, как "нет", знаю), а еще через год - разъехаться с ним. Потом я нашла очную работу с зарплатой побольше. Потом освоила новую профессию. Потом научилась тому, что даже не мечтала когда-то уметь: самостоятельности и опоре на себя. До терапии я всегда зависела от других людей и твердо верила, что я не то, что на жизнь сама заработать не смогу, я ни одного самостоятельного решения не смогу принять правильно. А тут я вдруг впервые в жизни все могу сама - и обеспечить себя, и позаботиться о себе, и решение принять. Все это стало возможно благодаря терапии и благодаря тому, что я дала Маленькой то, в чем она всю жизнь нуждалась.

4. Когда я разрешила Маленькой быть, у меня появились какие-то чувства, помимо страха, стыда и онемения, в которых я жила годами. Палитра эмоций стала гораздо богаче. Появились и грусть, и радость, и тепло от контакта с человеком, и любопытство, и простые телесные радости - бусики перебирать, в мягкий плед завернуться, крем-брюле есть маленькой ложечкой. Я стала понемногу чувствовать себя живой и настоящей. Как-то я нашла свои дневники, которые я вела до терапии, и ужаснулась - я из написанного не смогла понять, что имееер в моей жизни происходило, какие события имели место быть, и что я на самом деле чувствовала. Страница за страницей были исписаны попытками убедить себя не чувствовать того, что я чувствую, запретить себе все "нехорошие" чувства вроде страха или печали, и заставить себя чувствовать что-то другое, чего я не чувствовала вообще - какое-то там особенное мужество, глубокую мудрость и прочие интеллектуализации. Все дневники были посвящены попытки заставить себя перестать быть собой, и немедленно сделаться Терминатором.

Так что первые годы терапии были посвящены именно Маленькой. Достигатора пришлось отсадить пока в сторонку. Моя тер по поводу этого отсаживания не раз выражала печаль и предлагала все же уделить Достигатору внимание, похвалить его за сделанное, за храбрость, за то, что он нас до терапии дотащил, за мужество и стойкость, но я только руками махала:
- Не надо!!! Маленькая испугается, будет дергать коврик!

Был период, когда Достигатор у меня вызывал отвращение, потому что с помощью него надо мной осуществлялось насилие - "ничего, ничего, ты сильная, все выдюжишь, а другие слабые, им больше надо, поэтому ты потерпи, а мы на тебе покатаемся". Мне очень хотелось быть маленькой, чтобы с меня нечего было больше взять.

Работа с Маленькой состояла из исследования ее жизненного опыта, ее прошлых и текущих нужд и поиска способов эти нужды удовлетворить. Я смогла "присоединить обратно" весь свой эмоциональный опыт связанный с травмой и услышать, каково это все было для меня. Я приняла свою нужду в любви, безопасности и поддержке, а также нужду в выражении своих эмоций - то есть, вернула себе все, чего меня приучили стыдиться. Я приказала своему внутреннему Критику не то, что не говорить что-то про Маленькую, а даже вообще не смотреть в ее сторону. Видимо, моя потребность в принятии этой стороны себя была настолько сильной, что Критика действительно удалось конкретно в этой области заткнуть сразу и навсегда.

Я постепенно научилась находить способы реализации желаний, связанных с Маленькой, и распознавать людей, которым в радость этим заниматься. Например, Маленькая любит дружеский и несексуальный физический контакт. На моей работе (а у нас там бизнес, деньги, дикое начальство, все серьезно) у меня есть 4 (четыре!) человека, с которыми мы регулярно обмениваемся дружескими обнимашками к взаимному удовольствию и психологическому благополучию. Также я регулярно хожу на массаж, и люблю пробовать всякое новое телесное (танцы, телеску, Фельденкрайза, спа процедуры типа скраба всего тела и так далее).

Когда "кормишь" субличность тем, что ей нужно, и при этом делаешь это экологичными и безопасными способами, увеличивается ощущение внутреннего благополучия и ресурс растет. Правда, пока я набиралась опыта в этом деле, я набила столько страшных шишек, что, не будь терапии, я бы на Маленькой и всем, что с ней связано, поставила бы крест и осталась бы в результате обгрызенным травмой психологическим инвалидом. Очень, очень больно предьявлять миру потребность, за которую в детстве отвергали и стыдили, и снова получать опыт отвержения, но это, к сожалению, неизбежно: пока наберется достаточно опыта, где, как и с кем лучше всего реализовывать эти потребности, ошибки обязательно будут. Но когда терапия есть, то после очередной облома взяла, собрала свои ошметки, сгребла себя в охапку, донесла себя до офиса тер, посидели, погоревали, разобрали, получила поддержку и помощь, подлаталась - и пошла дальше пробовать снова.

Достигатор же все эти годы, пока мы с тер вдохновленно возились с Маленькой, просидел примерно так:



Потому что, по его мнению, две взрослые бабы-дуры возились с малолетней дурой, размазывали всякие розовые сопли, вместо того, чтобы забить на травму и заниматься серьезными мужскими делами. Копия моего любимого папочки!

В следующем посте я расскажу про мой опыт раздачи шариков субличностям так, чтобы никто не остался в обиде.
Tags: субличности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →