(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Приключения в депрессии

Источник: Adventures in Depression. Перевод найден тут.
У некоторых людей есть веские причины быть в депрессии, но не у меня. Однажды я просто проснулся и почувствовал себя подавленно и грустно абсолютно безо всякой причины.



Грустить без причины — не прикольно. Грусть может быть приятной, когда у тебя есть чем ее оправдать — и тогда ты можешь слушать грустную музыку или представлять себя героем мелодрамы. Ты можешь в слезах смотреть в окно и думать «Ах, как грустно! Невыносимо грустно! Если бы о моей грусти поставили бы пьесу, зрители затопили бы зал своими слезами!»

Но у моей грусти не было какой-то причины. Представить, что я герой печальной пьесы, было трудно — я не мог вообразить себе пьесу, в которой главгерой печален без особого повода.


— Я не знаю, почему это со мной происходит.


Вобщем, я даже не мог насладиться правом себя пожалеть, а право себя пожалеть — это единственное, что оправдывает грусть. И некоторое время я мог жалеть себя за то, что не могу себя пожалеть.



Некоторое время это работало, но потом мне надоело. «Ну все,» — подумал я, —«Пожалел себя и хватит. Пора заняться другими делами».

Но грусть никуда не делась.

Я попытался силой воли заставить себя не грустить.


А ну перестань!
Прекрати грустить.
Сейчас же.
Хватит.


Ну-ка вставай давай!


Но когда ты пытаешься силой воли преодолеть грусть и апатию депрессии, это все равно, что заставлять безрукого отрастить себе руки.


Если ты не прекратишь грустить, я включу измельчитель мусора на кухне и буду слушать
его грохот до тех пор, пока ты не начнешь делать то, что я сказал.

Когда у меня не вышло заставить себя не грустить, я разозлился. В отчаянной попытке взять ситуацию в своих руки, я начал себя стыдить и пинать в надежде, что это меня мотивирует.


Эй, ты что делаешь? Ты плачешь?



Почему ты плачешь?



А ты знаешь, что есть люди, у которых умерли родные и близкие?
И что в Африке дети голодают?



А самое плохое, что с тобой случилось за последние три дня —
это случайно порвавшийся пакет твоего любимого шоколадного молока.


Но поскольку я был в депрессии, такой подход меня совсем не вдохновил на подвиги. Вместо этого я просто ненавидел и пинал себя еще больше.


Может, я сегодня из дома выйду.




Не выйду. Я слишком сильно себя ненавижу.


От этого моя грусть только усилилась.



От чего, в свою очередь, я злился на себя еще больше.


Что это ты там делаешь за диваном? Я ненвижу тебя!


А от ненависти к себе мне становилось еще грустнее, и так по нарастающей. В конце концов единственным способом выразить свою грусть стало ползком перемещаться по полу.


Ну и куда ты ползешь, червь печальный? Там ничего нет.


Ты вообще соображаешь, что ты делаешь?


Но потом ненависть к себе и стыд перестали давать хоть какой-то эффект. Правда, я уже не мог остановиться. Я ходил за собой по пятам и ядовито комментировал все свои действия и мысли.


Ой, посмотрите только на него! Макароны любишь, да? Как оригинально!
Этим ты мечтал стать в детстве — унылым говном с вилкой в руках?
Поздравляю, ты своей цели добился, Говновилочник! Только не разрыдайся в тарелку!



Что это у тебя там? Стул?


ЗАТКНИСЬ! НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!


Куда это ты собрался? На улицу? Там тебе прикольнее ходить с постной рожей?


Давай поиграем в игру!


Игра называется «Стоять в углу с тупой рожей».


Готов?


ТЫ ВЫИГРАЛ!!!


На кухню идешь? Отлично. Ну и иди нахуй!


Я провел месяцы не выходя из дома, втыкая в интрнет и сидя на куче грязной одежды, которую я не мог донести до стиральной машинки. Я брал вещь, нес ее стирать, но у дивана на меня вдруг наваливалась апатия, и я складывал вещь в кучу «На минуточку». До машинки она не добиралась. Но какая разница? Я не мылся, так что меня совсем не парило сидеть на куче грязного белья. А если и парило — я этого не чувствовал, я вообще ничего не мог чувствовать из-за огромной, пожирающей ненависти к себе. Так что грязное белье было пофигу, И ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ ТОЖЕ ПОФИГУ.



Постепенно у меня пропали все чувства. Те, кому удалось выжить в этом самоистязании, ковыляли в душе, как раненые оленята, дожидаясь своего часа пасть трупом на бесконечных, запустевших просторах моей души.

Даже на ненависть к себе не осталось никаких сил.


Эй ты, печатник! Сидишь в темноте, чего-то печатаешь там один?
О, как прикольно. Тебе надо... А если...




А пошло все! Делай чо хочешь.


Я не знал, осталась ли у меня вообще способность что-нибудь чувствовать.




Я чувствую себя компьютером.


Если бы моя жизнь была фильмом, то поворотной точкой в депрессии стало бы что-то вдохновляющее и просветляющее. Какой-нибудь там катарсис от обнаружения своего настоящего «я», от победы над своими демонами, после чего я жил бы долго и счастливо всю оставшуюся жизнь.

В реальности поворотной точкой оказалась необходимость вернуть фильмы в видеокпрокат, потому что я уже просрочил их, и за это успел набежать большой денежный штраф. Я уже подумал — фиг с ним, просто никогда больше не пойду в этот видеопрокат, но вспомнил, что давно хотел перемотреть «Джуманджи».

Натянув какую попало одежду и бросив фильмы в рюкзак, я сел на велик и поехал. Это была самая медленная поездка, наполненная ненавистью и отчаяньем.



Когда я приехал, оказалось, «Джуманджи» у них не было.

Я размышлял, взять ли какое-то другое кино или просто уехать домой и сидеть там, пялиться в одну точку, и вдруг заметил, что на меня очень странно смотрит незнакомая женщина.



Наверное, она так на меня смотрела потому, что я выглядел очень, очень подавленно и был одет как чукотский бомж.

В обычное время меня немедленно обдало бы стыдом и смущением, но тогда я не почувствовал ничего.



Я всю жизнь мечтал не париться. Когда я рыдал в подушку без причины, я часто фантазировал, что однажды вдруг стану одним из тех невозмутимых мачо, которым все похрену и у которых стальные нервы, сделанные из чистого рок-н-ролла. И вот, наконец-то, наконец-то, после стольких лет беспокойства, переживаний и страха, у меня не осталось никаких переживаний.

Я почувствовал себя неуязвимым.

— Думай обо мне, что хочешь, дура - я нифига не чувствую.


И так начался мой маленький бунт.


Я могу все.


Может, я возьму фильм ужасов.


Или даже целых шесть фильмов ужасов.


— Я беру все эти фильмы и все эти конфеты.


— У вас вечеринка?


— Неа.


— Эй, а не загрузите ли мне все это в рюкзак? Спасибо.


Я стремительно вылетел из магазина как Бэтмен, вскочил на велик и помчал домой, как стрела.


— Кто знает... Может, чуть позже я даже потрогаю паука руками!


Вот так, моя депрессия стала такой сильной, что вышла наружу и стала моим защитным костюмом, как у супер-героя.

Я неуязвим!
Tags: в тему, депрессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →