(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Откуда еще бывает чувство беспомощности

Сытая душа попирает и сот, а голодной душе все горькое сладко.
Притчи 27:7

Родитель для маленького ребенка - это единственный известный ему источник любви, защиты, жизни, еды и безопасности. То есть, инстинкт самосохранения в первую очередь говорит ему в случае опасности - "беги к маме".

Но когда мама - это и есть источник опасности, то "беги к маме" вступает в конфликт "убегай от опасности". То есть, инстинкт самосохранения сам с собой вступает в конфликт. Систему заклинивает, потому что двигаться некуда - чтобы спастись, надо бежать к маме и от мамы одновременно, потому что бежать больше некуда. И стоять на месте тоже нельзя!

Это как "отравленное грудное молоко": есть у младенца голод, ему нужно молоко, чтобы выжить, и все его тело просит молока, но это же самое молоко - яд, от которого наступает смерть. Пить его нельзя - умрешь. Но не пить его тоже нельзя - умрешь. И ничего не делать тоже нельзя - нужна еда, от голода просто все тело разрывает. Но пить нельзя - умрешь. И так по кругу.

Потом у людей в жизни этот шаблон все время повторяется: они отчаянно стремятся к близости, и также отчаянно от нее бегут. И от желания близости невозможно отказаться, но и получить ее тоже невозможно. Они живут в состоянии "замер на месте, умирая от боли и ужаса". И чувствуют беспомощность, помимо этих боли, ужаса и ощущения полной, оглушающей катастрофы.

Иногда побеждает смерть. Ребенок или уже выросший человек просто умирают, будучи не в состоянии выйти из этого конфликта и, как результат, будучи не в состоянии себя "кормить" (во всех смыслах этого слова).

Чаще побеждает жизнь: человеку удается удавить свой страх и отвращение, и пить отравленное молоко. Болеет, блюет, но пьет. Учится из ядовитой жижи добывать себе крупицы пропитания. Например, находиться в отношениях с насильником и существовать там на аптечных порциях тепла и любви, которые можно найти в этом море боли, вины, стыда, отчаянья и ужаса. Они становятся экспертами по выживанию в токсичной среде. Их закинуть куда-нибудь на Марс или Венеру без скафандра - они и там найдут, чем подышать и что поесть.

Для себя они видят только две опции:
- Жить совершенно впроголодь, избегая любых близких отношений;
- Вступать в токсичные отношения, в которых происходит такой обмен: "я разрешаю тебе собой пользоваться, вытирать об меня ноги, насиловать и бить, в обмен на крошечные порции любви, тепла и безопасности (но я уже умею на них выживать)".


Обычно у них периоды одиночества перемежаются с небольшими (от полгода до пары лет) периодами в токсичных отношениях. Им плохо в одиночестве, они делают попытку наладить свою личную жизнь - и попадают в тоже самое, к чему с детства привыкли. Но в аду этих отношений тоже долго не протянешь, поэтому они уходят оттуда (или их бросают, как положено по сценарию). И снова одиночество впроголодь. Причем, они не идиоты и сами понимают, что так жить нельзя, но как жить по-другому не знают и не умеют. От этого они чувствуют бессилие и беспомощность.

Этот их способ существования - это не вопрос отсутствия у них знаний или даже умений. Говорить им "Да брось ты этого мудака и найди себе нормального!" примерно тоже самое, что сказать травоядному "Хватить жрать растения, жри мясо!". У человека, выкормленного отравленным молоком, это не пищевое предпочтение. Это то, на чем он вырос и под что вся его система заточена, потому что она на этой основе формировалась. У него нет ферментов для "нормального молока"! Если его таким насильно напоить, он отравится и умрет.

Те из них, кто попробовал "нормальное молоко" и долго потом блевал и лечился, чувствуют еще большее отчаянье: без молока не могу, от отравленного плохо, а от нормального вообще трындец! Полный тупик, неразрешимый и фатальный.

Ответ на вопрос "что же делать", я думаю, уже все знают. С помощью терапии, постепенно, не за один год и не даже за два, адаптировать свою систему под "нормальное молоко". Это включает в себя не только самоисследование и понимание причинно-следственных связей, не только получение поддержки от терапевта, но и получение нового опыта - не только в рамках терапии, но и за ее пределами. Первый такой блин часто будет адским комом, после него будет откат, потом новая попытка.

У таких людей никогда не получится привести свою систему в состояние, идентичное тому, которое у выкормленных "нормальным молоком". Но зато у "нормальных" нет такой невероятной способности добывать себе "пищу" из "непищевых" источников. У "ненормальных" в этом плане большое преимущество: когда они обучаются отличать токсичное от нетоксичного и перестают себя травить вещами/занятиями/отношениями, научаются о себе заботиться и организовывать свою жизнь как можно органичнее, у них спектр удовольствия и способов/источников его получения в разЫ шире и разнообразнее, чем у "нормальных".

То есть, их жизнь никогда не станет "нормальной" - она станет намного, намного лучше и интереснее! )) Я бы даже посоветовала сразу выбросить идею "стать нормальным" и на нее вообще не ориентироваться. В том числе и в тот момент, когда вы чувствуете то самое бессилие и беспомощность. Надо помнить, что решение есть, и оно лежит ЗА ПРЕДЕЛАМИ того, что вам УЖЕ ИЗВЕСТНО. То есть, вы о нем еще не знаете.
Tags: детство травматика, отношения с родителями, правила травмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →