?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


Делимся опытом
transurfer

Здравствуйте! Поделитесь опытом те, у кого терапевт - женщина. Сталкивались ли вы с тем, что терапевт ожидает ребенка и уходит в отпуск. Продолжали ли терапия, пока терапевт могла работать? Мешала ли беременность терапевта процессу терапии?

Я поняла, что какие-то темы больше не смогу обсуждать. Поняла, что беременность терапевта открывает мои больные места, работать над которыми нет ресурса.
Буду признательна за ответы.


Комментаторы, отвечая анонимно, подписывайтесь каким-нибудь псевдонимом, чтобы в ветках с множественными анонимными комментариями собеседники видели, с кем они говорят.
Авторы постов, отвечая анонимно, пожалуйста, обозначайте себя как топикстартера/автора вопроса.

Прислать свою ситуацию для обсуждения можно тут

(no subject)
transurfer
Подумалось тут... У ранних травматиков не хватает ключевого компонента, который обеспечивает удароустойчивость у не-травматиков - глубинного знания, что все в итоге образуется, сложится, что решения найдутся, что придет помощь. У не-травматиков этот опыт есть.

Травма сама по себе, как явление, случается со всеми детьми. Не сама травма, а то, что произошло после нее, определяет, будут ли у травмы долгосрочные последствия. Если сразу после травмы ребенок получил помощь и поддержку, если он был услышан и его чувства и право на них были признаны, то психика успешно переработает травму и выплюнет ее. Если же, как это чаще всего бывает, ребенка оставили один на один разбираться и с ужасом от события, и с непосильностью переживаний, в одиночестве, без помощи, а еще и при этом насмехались или ругали за слабость, тогда травма в психике застревает надолго. А защитные механизмы психики делают ее центральным событием, вокруг предотвращения которого в будущем строится вся жизнь. Вся жизнь травматика сосредоточена на том, как избежать повторения травмы, и поэтому внутри него живет столько кривых, опасных, вредных, но очень стойких убеждений и страхов.

Этот опыт барахтания в травме в полном одиночестве закрепляет идею, что все будет плохо, и не просто плохо, а хуже некуда. Тогда любые перемены в жизни или негативные события - это не просто препятствие, это предвестник грядущей глобальной жизненной катастрофы.

Чаще всего травматик боится совсем не самих трудностей. Он боится при встрече с препятствием снова почувствовать тотальное одиночество, полную беспомощность с нарастающим ужасом при встрече с непосильной задачей. Именно этого состояния он всеми силами пытается избежать. Стратегия избегания бывает разная. Кто-то ложится лицом к стене и опускает руки, потому что это легче, чем иметь дело с проблемой и почувствовать то ужасное состояние. Кто-то же слепо кидается в бой без разбора, лишь бы не соприкоснуться с этим ужасным состоянием. Кто-то себя всеми силами отвлекает (работой, алкоголем, круизом по постелям, играми и так далее).

Под этим всем - отсутствие опыта, что все образуется, и что ты не один. Второе можно добыть на терапии, а ктгда есть второе, то понемногу накапливается и опыт первого.