?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


Субличности: позиция контейнера и безоценочного и теплого Наблюдателя
transurfer
Как только мои субличности стали определяться, моя тер сфокусировала мое внимание на практике позиции Наблюдателя в отношении своих субличностей и происходящего с ними и между ними.

Напомню, что, когда мы говорим про субличности, мы на самом деле говорим про кластеры нейронных связей, которые поддерживают определенный набор верований и стратегий. Работа с субличностями - это пересмотр содержимого этих кластеров с целью выявить устаревшие и вредные компоненты и проапгрейдить их в соответствии с текущей реальностью. Имена и образы субличностям мы даем чисто для удобства и для облегчения коммуникации с собой и терапевтом. И очень важно во время исследования своих субличностей не интеллектуализировать и не додумывать, а ориентироваться, в основном, на свои ощущения и наблюдения за собой и своими мыслями.

Если представить себя в виде машины, руль которой перехватила одна из субличностей, то сама субличность будет видеть только дорогу перед собой, желаемый для себя пункт назначения и единственный известный ей туда маршрут. И ваш угол зрения будет точно таким же ограниченным. Например, когда Маленькая захватывала контроль и мчалась куда-то, где ей виделось долгожданное "на ручки", она выбирала всякие окольные пути типа "молчать и хлопать глазами", "обходить все прямые дороги прямых коммуникаций", и при этом почти не имела представления о том, кто еще есть в машине и каково им в этот момент, а уж о том, насколько маршрут безопасен - подавно не думала. Я себя в те моменты чувствовала точно также. Переходя из позиции Маленькой в позицию Наблюдателя, я могла видеть и Маленькую, вцепившуюся в руль, и машину, и связанного в багажнике Достигатора, остальные доступные маршруты к цели, а также окружающую машину реальность.

Для укрепления позиции наблюдателя мне оказались очень полезны всякие упражнения, связанные с переведением ощущений в физический план. Например, я купила перчатки разного цвета, синюю на левую, красную на правую. Синяя была для Достигатора, красная - для Маленькой. И когда на сеансах кто-то из них хотел высказаться, я сначала поднимала соответствующую руку, а потом говорила от лица той субличности. Мне это очень помогло тренироваться всегда занимать эту третью позицию, когда я не Достигатор, не Маленькая, а тот, кто за ними безоценочно наблюдает. Это укрепляло ощущение "Я - не Достигатор, я - не Маленькая, я та, у кого есть Маленькая и Достигатор", а с этой позиции гораздо лечге слышать их обоих и принимать решения с учетом того, что для каждого из них хорошо или плохо.

Две обязательные характеристики Наблюдателя - это безоценочность и доброжелательность. Смотреть на свои части лучше всего непредвзято и с теплом, иначе с ними невозможно будет работать, потому что начнешь занимать стороны или превращаться в преследователя своих субличностей, пользуясь тем, что знаешь о них все. А это дорога в никуда, потому что оторвать и выбросить, загнать в подвал навсгда субличности нельзя, их можно только очистить от травмы и интегрировать, а чтобы интегрировать нужно тепло, эмпатия, терпение и способность дать субличностям внутренне пространство для раскрытия.

Не, ну, загнать в подвал, конечно, можно, но от этого бывают серьезные последствия, когда она, наконец-то, вырвется и пойдет крушить или гасить все, что вы так тщательно годами выстраивали. И все доводы здравого смысла, логики, совести, долга будут для нее пустой звук.

[дальше]Поскольку я понятия не имела, как к себе относиться не то, что тепло, а хотя бы безоценочно, мне очень помогла моя тер, своим примером показывая, как это делается на примере моих субличностей. Еще до того, как я сама научилась быть непредвзятым и теплым Наблюдателем, а потом и Хорошим Родителем своим субличностям, моя тер выполняла эти роли не только для меня в целом, но и для каждой из моих субличностей. Она своим примером показывала, как нужно ими интересоваться, как к ним относиться, как дать им голос и пространство, как о них заботиться, и я училась этому всему у нее на основании своего опыта получателя всего этого хорошего и питательного для души.

Я помню, еще в самом начале, когда я пришла на сеанс после недели внутренних раскопок и принесла нарытой про Маленькую инфы. Это, кажется, был третий или четвертый по счету сеанс, когда мы заговорили про мои субличности. Я была в настроении "Смотрите, я выловила эту мерзкую маленькую паразитку! Вы только подумайте - она приходит на сеансы вовсе не работать! Она приходит для того, чтобы просто с вами пообщаться! Давайте ее вместе, дрянь такую, замочим!" Я только уселась, как тут же выпалила:

- Я очень много поняла про Маленькую и...
Моя тер с очень живым и теплым интересом придвинулась поближе:
- Как здорово! Мне не терпится узнать о ней побольше.
- Но я... Но она... Но она не работать приходит! Она приходит просто с вами потусить!
- Я очень рада с ней затусить. Давайте будем сегодня с ней тусить!

Я реально опешила. К Маленькой никто в жизни так не относился, а я (в лице Достигатора) привыкла ее стыдиться.

В последствии моя тер не раз вступалась за мои субличности, когда я, по старой памяти, пыталась их пнуть или критиковать. Она сочувствовала мне в том, что да, трудно управляться с зоопарком, и поддерживала меня, и брала на ручки, и помогала найти ресурс для заботы о субличностях, но всегда с теплом, но твердо пресекала мои попытки обращаться с ними так, как обращались с ними люди в моей семье и жизни.

Как я уже говорила, первое и главное правило работы с субличностями: Все, что обнаружено внутри - по умолчанию считается хорошим. Оно может казаться страшным и опасным, но таким его сделала жизнь. В своей сути оно хорошее и хочет простых и понятных вещей: признания, любви и безопасности. Субличности стали такими, какие они есть, потому что им пришлось выживать в одиночку, а не потому, что они изначально какие-то плохие, грязные или порочные.

Правило №2: Все найденное внутри запрещено критиковать. Можно испытывать фрустрацию и отчаянье от бессилия наладить внутри мир и порядок, можно сокрушаться о том, как же много внутри орущих и топающих ногами обитателей, но нельзя при этом нападать на свои части, пинать их, жестоко с ними обращаться и критиковать их.

Всякий раз, когда я не выдерживала и хотела поделиться, как они меня бесят, моя тер предлагала сначала надеть им наушники, включить им мультики, а потом уже выражать свои чувства так, чтобы они не слышали. Все для того, чтобы я собственноручно не укрепляла старый опыт негативного отношения к частям себя.

Укрепить позицию Наблюдателя мне еще очень помогло рисовать свои субличости и комиксы с ними.

Следущий шаг - это постепенно осваиваться в роли контейнера для своих субличностей, то есть, того, кто может вместить всех субличностей во всех их сложностях и со всеми их конфликтами, и при этом быть достаточно большой, чтобы не только они все поместились, но и я при этом не занимала ничью сторону, не разрушалась и не давала кому-то из них перехватить контроль. Упражнение, которое я привыкла делать несколько раз в день и делаю до сих пор, это прислушиваться к себе, чтобы понять, что сейчас чувствует каждая из субличностей и что каждая хочет.

Одна прикольная штука, которая появляется при работе с субличностями: осознавая себя не "монолитом", а "группой товарищей (в итоге - под руководством мудрого лидера)", ты понимаешь, что и все окружающие - тоже "группы товарищей", причем, по большй части бесхозных и потерянных. Правда, бывают люди, которые себя сильно "упростили", загнав всех, кроме одной субличности, глубоко в подвалы своей психики.

Также приходит понимание, что отношения двух людей - это отношения двух групп товарищей, где кто-то легко сойдется, кто-то нет, а кто-то с каждой стороны может вообще отказаться от взаимодействия. Отсюда и частое "Много лет жили, все нормально было, а тут выясняется, что у него была доселе не известная мне сторона, прям как чужой человек теперь!". Чужой - потому что той части в отношениях не было, но в какой-то момент ей тоже захотелось своей жизни. Хозяин же этой субличности, если он не терапированный, будет только руками разводить "Не знаю, что на меня нашло!".

Делимся опытом
transurfer

Мне 56 лет. Я пенсионерка. Полтора года терапируюсь. Психоанализ. Оплачивает психолога моя дочь, т.к. пенсия у меня мизерная. Во мне происходят какие-то изменения, например, уменьшилась депрессия. Зато появилась агрессия, злоба, ненависть. Стараюсь проживать негатив с терапевтом, но иногда раздражение прорывается на дочь или внука, из-за чего появляется чувство вины перед дочерью. То есть, она за свои деньги еще и огребает от меня. Сейчас вроде получше стало - агрессия уменьшилась. Вопрос, что еще меня ждет? Сколько продержится моя дочь? На что вообще готовы дети ради матери? Терапируются ли ваши родители и что вы готовы вытерпеть от них, ради их исцеления? Оплачиваете ли вы терапию родителей? Предлагали ли им её? Спрашиваю, потому что часто читаю в этом блоге о нелюбви к родителям. Причем, справедливой нелюбви. Дочь меня любит, но должна ли она терпеть меня? И ещё, в моем возрасте исцеление реально?




Отвечать можно анонимно. Прислать свою ситуацию для обсуждения можно тут.