September 23rd, 2011

Откуда еще бывает чувство беспомощности

Сытая душа попирает и сот, а голодной душе все горькое сладко.
Притчи 27:7

Родитель для маленького ребенка - это единственный известный ему источник любви, защиты, жизни, еды и безопасности. То есть, инстинкт самосохранения в первую очередь говорит ему в случае опасности - "беги к маме".

Но когда мама - это и есть источник опасности, то "беги к маме" вступает в конфликт "убегай от опасности". То есть, инстинкт самосохранения сам с собой вступает в конфликт. Систему заклинивает, потому что двигаться некуда - чтобы спастись, надо бежать к маме и от мамы одновременно, потому что бежать больше некуда. И стоять на месте тоже нельзя!

Это как "отравленное грудное молоко": есть у младенца голод, ему нужно молоко, чтобы выжить, и все его тело просит молока, но это же самое молоко - яд, от которого наступает смерть. Пить его нельзя - умрешь. Но не пить его тоже нельзя - умрешь. И ничего не делать тоже нельзя - нужна еда, от голода просто все тело разрывает. Но пить нельзя - умрешь. И так по кругу.

Потом у людей в жизни этот шаблон все время повторяется: они отчаянно стремятся к близости, и также отчаянно от нее бегут. И от желания близости невозможно отказаться, но и получить ее тоже невозможно. Они живут в состоянии "замер на месте, умирая от боли и ужаса". И чувствуют беспомощность, помимо этих боли, ужаса и ощущения полной, оглушающей катастрофы.

Иногда побеждает смерть. Ребенок или уже выросший человек просто умирают, будучи не в состоянии выйти из этого конфликта и, как результат, будучи не в состоянии себя "кормить" (во всех смыслах этого слова).

Чаще побеждает жизнь: человеку удается удавить свой страх и отвращение, и пить отравленное молоко. Болеет, блюет, но пьет. Учится из ядовитой жижи добывать себе крупицы пропитания. Например, находиться в отношениях с насильником и существовать там на аптечных порциях тепла и любви, которые можно найти в этом море боли, вины, стыда, отчаянья и ужаса. Они становятся экспертами по выживанию в токсичной среде. Их закинуть куда-нибудь на Марс или Венеру без скафандра - они и там найдут, чем подышать и что поесть.

Для себя они видят только две опции:
- Жить совершенно впроголодь, избегая любых близких отношений;
- Вступать в токсичные отношения, в которых происходит такой обмен: "я разрешаю тебе собой пользоваться, вытирать об меня ноги, насиловать и бить, в обмен на крошечные порции любви, тепла и безопасности (но я уже умею на них выживать)".

Collapse )