?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


Поговорить с родителями
transurfer
Цитирую комментарий из обсуждения прощения родителей:

Примерно полтора года назад я пришёл к родителям и задал все те неудобные вопросы, которые не мог задать ребёнком без того, чтобы не стать жутким чудовищем, мерзавцем и преступником. Например, "а вот избить алюминиевыми трубками от пылесоса ребёнка, который с этими трубками играл и немного погнул их, это как? Что вы думали в этот момент? Чем руководствовались?" Родительская реакция стала для меня откровением. Для вас, как психолога, наверное не было бы ничего необычного, а для меня это был удивительный опыт.
Первая реакция: ты лгун, ты всё это выдумал. Мы хорошие родители, хорошие родители любят своих детей, а значит, мы тебя не били, ничего этого никогда не было!
Вторая: ну да, это всё было, но почему ты запомнил именно это? Ты привёл кучу случаев, когда тебя избивали и унижали. Ты очень грязный, испорченный, и злопамятный, раз запомнил только это! Как ты посмел так неприлично поступить?

Третья реакция: да, но так все поступали. Мы желали тебе добра и боялись, что ты вырастешь тунеядцем и лоботрясом. И вообще, ты был очень плохой, тебя порют, а ты смотришь злобно, и нет бы извиниться, сказать, прости, мамочка! Конечно, как тебя за это ещё не избить?

Они кричали наперебой жалобными детскими голосами; я помню эти голоса с детства. Манипуляционные конструкции, которые они использовали, не поменялись за прошедшие годы ("мы родители, ты обязан нас любить!", "ты считаешь себя слишком умным?", "ты нас критикуешь, но ты сам плохой!"), я слушал и словно раздваивался во времени. Для меня-ребёнка подобные обвинения и подобные крики были бы кошмаром, гибелью, концом всего. Я-взрослый видел и слышал куда больше. Каким-то образом я увидел их детьми. Интонации в голосе могут сказать очень многое, особенно когда знаешь людей давно. В их голосах звучали давние обиды на кого-то более могущественного, сожаления об утраченных возможностях (которых они боялись), страхи.

Теперь я знаю, что родители меня не любили (они это яростно отрицают, но они просто не знают, как это - любить). Когда я понял это, мне стало спокойнее. Часть моих психологических проблем тянется из детства. Что-то мне удалось решить, что-то нет, но это уже мои проблемы, не их.
Мама сказала, что после того непотребства, что я совершил, у них нет сына. Это, конечно, манипуляционная конструкция (через полтора месяца она как ни в чём ни бывало позвонила и спросила, когда я приеду к ним в гости), но я воспринял её слова буквально. Это освободило меня от многих обязательств.
Родители иногда повторяют такую фразу: "вот мы умрём, ты захочешь поговорить с нами, спросить о чём-нибудь, а нас-то уже не будет (и поэтому ты нам кругом обязан)". Я задал те вопросы, о которых жалел бы в случае их смерти. Они испугались возможных ответов. Предпочли отказаться от меня, но не признать хоть в чём-то свою вину и свои ошибки. Это развеяло многие мои иллюзии.

Вряд ли это прощение. Но я стал лучше понимать их, и это добавило мне спокойствия.

Read more...Collapse )