?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


ум и ранняя травма - говорящая Голова
transurfer
У Калшеда:

Д.В. Винникотт предположил, что в том случае, когда мать неадекватно заботится о своем ребенке, разум (mind) при иных, благоприятных, условиях интегрированный с психосоматическими переживаниями, становится "вещью в себе" ( Winnicott, 1949: 246). Это приводит к тому, что "разум", сформировавшийся преждевременно, узурпирует функции внешней среды (enviromental functions). В итоге образуется патологическая структура "разум-психика" или "разум-объект". Эти патологические структуры (см. Corrigan&Gordon, 1995) "разум-психика" или "разум-объект" эквивалентны нашей системе самосохранения. Разум не используется для того, чтобы придать смысл новым ощущениям и переживаниям, наоборот, разум навязывает в новой ситуации тот смысл, который он образовал в исходной травматической ситуации. Как мы уже видели, это обычно эквивалентно осуждению ( condemnation) внутреннего детского "я" тираническим Защитником/Преследователем.
Вот оно, вот оно. Уже недели две пытаюсь сформулировать мысль, но все никак не получается.

С одной стороны, голова становится главным ресурсом травмированного человека. Он вообще весь переезжает в голову. Голова у него развивается очень, очень быстро, с опережением всего остального. Часто это не просто умные люди становятся, это умнейшие люди, способные решать сложные умственные задачи (ученые, например).

С другой стороны, он не живет (не соприкасается с реальностью, не переживает ее чувственно и физически), он думает о жизни. Он не чувствует, он интеллектуализирует чувства. Он не взаимодействует с собой, оно анализирует себя. Контакта с телом у него почти нет, и это вполне понятно - в теле хранится память о травме, а именно от этой памяти и надо в целях самосохранения дистанцироваться. Тоже самое с эмоциями и желаниями.

Read more...Collapse )

Очень трогательно
transurfer
Опять из Калшеда:

Недавно один мой пациент, молодой мужчина, во время нашего терапевтического сеанса высказывал недовольство по поводу своей, по-видимому, роковой и неодолимой любви к молодой женщине, с которой он встречался. Он пытался отделаться от своих чувств к ней и от связанной с ними ответственности, заводя романы с другими женщинами. И все же каждый раз, после очередного приключения, опустошенный, одолеваемый страстным желанием, он возвращался к своей единственной постоянной женщине. Он хотел знать, что же это такое, чем она удерживает его. Почему чувство было столь "глубоко" с ней и столь "поверхностно" с другими? Вдруг его глаза наполнились слезами, и он сказал очень взволнованно: "Вы знаете, это нечто гораздо большее,— когда я с Мэри, я ощущаю потенциал своей жизни! Невозможное кажется возможным — вот в чем разница. Когда я с ней, я чувствую потенциал моей жизни!" Я сказал ему, что не могу представить лучшего описания влюбленности, чем это.
По-моему-то, ощущать с кем-то потенциал своей жизни - это гораздо больше, чем просто влюбленность или даже любовь. Влюбленность - это гормоны, а любить можно, в принципе, кого угодно. То, что вы кого-то любите, не говорит о том, что человек любви достоин, это говорит о том, что вы способны любить. Когда человек способен любить, он может даже пенек с глазами полюбить, и даже найти, за что.

Мне кажется, в процитированном параграфе хорошо сформулировано то, на что я считаю надо при выборе терапевта обращать в первую очередь. Первые сеансы обычно и без того слишком стрессовые, но хотя бы задним числом надо прокручивать их в голове и спросить себя: Чувствуете ли вы обществе, во взаимодействии с этим терапевтом потенциал своей жизни? Если да - это ваш терапевт. Если нет, то лучше правда не терять время и деньги.

P.S. Пациент Калшеда, конечно, поросенок редкостный.