?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


мысли
transurfer
Продолжаю читать Калшеда, и вот что подумалось. Берем его теорию о существовании защитного механизма, который, с одной стороны, изолирует "истинное я" (аутентичное я, спонтанность, "жизненный дух"), помещая его как бы в колбу, а с другой стороны, зверски терроризирует его за любые попытки из этой колбы выбраться в реальный мир. В колбе "истинное я" обитает аутично, без контакта с реальностью, погруженное в свои фантазии, оно практически не развивается, но зато хотя бы сохраняется в живом виде.

Если сильно упростить, то человек знает только две существующие для него "реальности" - мир его фантазий (он хороший) и страшный, реальный мир (тот, каким мир запомнился в момент травмы, а не тот, каким мир является на самом деле в реальности). Других перспектив, углов зрения практически не существует. В том числе и в том, как человек видит себя: могущественным и грандиозным в своих фантазиях, и жалким, слабым, ничтожным, отвратительным в "реальном" мире.

Такого человека категорически нельзя "лечить" попытками заставить его "взять на себя ответственность", "посмотреть правде в глаза", "увидеть вещи такими, какие они есть". Отказаться от фантазий для него не равно увидеть реальный, настоящий, существующий сейчас мир.

Потому что на его языке, в его восприятии, взять на себя ответственность = согласиться с тем, что он жалкий, слабый и гадкий, и ПОЭТОМУ он так плохо живет и с ним так плохо обращаются.. А "посмотреть реальности в глаза" = согласиться с тем, что мир - страшный, опасный, невыносимый, и ПОЭТОМУ жизнь настолько не выносима, особенно, с учетом его личной ответственности (в том, что он слабый, жалкий и гадкий).

Опять же, это потому, что такие люди ничего не знают о текущей реальности, они знают только то, что запомнилось в момент травмы. И ничего не знают об ответственности, потому что не знают ничего, кроме обвинений себя во всех смертных грехах, в том числе, в мировых карастрофах, цунами и голоде в Африке.

Не знаю, получилось ли у меня внятно объяснить. Суть в том, что в таком "порванном" виде человек знает только несуществующий, но спасительный рай своих фантазий, и оставшийся давно в прошлом, но по-прежнему кажущийся кромешным Ад момента своей травмы. Контакта с текущей, существующей, материальной реальностью у них практически нет (и это не их вина, это их беда). И "резать им правду-матку" или "тыкать мордой в реальность" - это разве что практиковать свои садистские побуждения.

Как всегда, не претендую на истину.

(no subject)
transurfer
Эта история у меня засела в голове. Мне она кажется архетипичным таким примером "как настоящий русский мужик решает свои психологические проблемы". Русский - потому что "все сам", настоящий - потому что самокопанием и рефлексией не страдает, а мужественно, молча самоубивается. Точнее, оно его как-то само подхватило, закрутило, понесло, а потом вынесло и исчезло. Шо это було - не понятно, но закончилось все хорошо. Само.

Все было так хорошо, что стало противно и блевотно. Мы не анализируем, мы решительно берем водки. Нас несет в саморазрушение - и мы туда покорно несемся. На глазах разваливается жизнь, мы не ищем помощи, мы взираем на это как бы со стороны. Не без тайного удовольствия - ухтышечно, как я здоровски могу-то, всамделишно и как взрослый! С блэлджеком и шлюхами! И мама уже в угол не поставит. Нас кидает на дно, мы послушно туда кидаемся и лежим. Потом нас куда-то идет, нам с кем-то разговаривается, и от одного единственного короткого разговора шестеренки внезапно все хором там поворачиваются. Оно потом, не понятно что, но страстно рисуется, а потом все как-то само выздоравливается и налаживается.

Ну и доп. сюжетная линия, что все от слишком хорошей жизни. В пике вошел зажравшимся, сорившим деньгами, аморальным и распущенным, циничным буржуем, вышел чистым, тихим, просветленным, скромным графическим дизайнером.

Потом мы, опять под водочку, не без уговоров, рассказываем, гордо и мечтательно глядя куда-то вдаль, свою героическую историю тоном повидавшего в жизни человека, а внимающее молодое поколение с горящими глазами срочно конспектирует:

1. Купить водки.
2. Упасть на дно.
3. ???
4. PROFIT

Ладно, это я ворчу. В начале 90х блэкджек и шлюхи уже были, а психотерапии все еще не было. Или она такой была, шо лучше и правда - водки.
Но стереотип все ж остался. Так что для меня мужчина, который дошел до психотерапевта - это и есть всамделишный настоящий мужик редкого личного мужества.