April 20th, 2009

(no subject)

Копирую себе очень ценный пост от lual:

В комментах в посту про "игры на выбывание" развернулась длинная многодневная дискуссия о вредности-безвредности психологического воздействия. Там разговор идет в контексте ситуации психологического тренинга, но мои наблюдения показывают, что страх "а вдруг специалист мне навредит?" является очень распространенным клиентским страхом. И хорошо, если он предъявляется в открытую в отношениях с этим самым специалистом. То есть - человек приходит, садится и говорит: "знаете, дохтур, я боюсь, что Вы мне навредите". Потому что тогда это можно обсуждать, выяснять для себя степень риска оказаться "поврежденным" и уже на основе этого принимать решение - рисковать или нет. Хуже, если человек боится и на основании этих опасений к специалисту не идет. В общем, мне захотелось поговорить за страх...

Сразу предупреждаю, что говорить буду я лишь о том, что знаю более-менее хорошо. То есть - не о тренингах, не о психологическом консультировании, а о психотерапии. Еще точнее - о гештальт-терапии.

Сперва - немного нудной теории. Игорь Погодин в статье про гештальт-анализ, "современную психотерапию следует рассматривать не как способ изменить нечто неадекватно функционирующее в клиенте, а как возможность восстановить нарушенный некогда процесс оптимального психологического развития". И с этим невозможно не согласиться. Тем более, что подобные взгляды на психотерапию озвучивал еще Милтон Эриксон, говоря о "тормозах" в нормальном психологического развития и о том, что задача терапевта - клиента с этих самых "тормозов" снять. А дальше он сможет двигаться сам.
Collapse )

(no subject)

Вот эта цитата:

"современную психотерапию следует рассматривать не как способ изменить нечто неадекватно функционирующее в клиенте, а как возможность восстановить нарушенный некогда процесс оптимального психологического развития"


отозвалась.

Только несколько в другом значении. Приходит клиент со криво выросшим/изуродованным носом и хочет новый. Хирург ему делает не идеальный греческий нос безупречных пропорций, а тот, который гармонично сочетается с чертами лица клиента. Хотя изначально клиент приходит за греческим, потому что не всем легко сделать шаг за пределы черное/белое, плохое/хорошее. Он мыслит так: или плохой, или идеальный. На самом деле, ему нужен его нос, с которым он сможет комфортно и органично жить. Например, с проблемой стеснительности человек может хотеть и ожидать, что терапия поможет ему стать чрезвычайно раскованным в любых ситуациях. А это не обязательно то, что ему надо, учитывая его личные особенности. Может быть, ему надо делать что-то совсем другое в ситуациях, где им овладевает стеснительность. И понять для начала, что она выполняла когда-то очень важную функцию, даже если сейчас это не актуально. Да и отсутствие стеснительности как таковой может плохо закончиться (потерей носа, например )).

Очень интересная мысль!

Цитата:
Похоже, что проблемы эмоциональной зависимости - явление сравнительно недавнее.
Еще лет сто назад ребенку был свойственен естественый примативный эгоизм. Не обладавший этим качеством выживал редко, и ещё реже достигал возраста зрелости. По очень простой причине: недолюбленный и неухоженный ребенок гораздо более уязвим.

Общее повышение благосостояния и уровня комфорта, достигнутое, в том числе, и путем увеличения занятости населения и сокращения количества времени, уделяемого семье и детям, позволило таким недолюбленным детям выживать гораздо чаще, одновременно увеличив число семей, в которых вырастали такие дети.
Безусловная значимость человека для себя самого перестала быть необходимым качеством для выживания. Эгоизм стал такой же редкостью, как и эмоциональное здоровье.

Альтруизм превратился в решение чужих проблем друг для друга, в избегание встречи с собой, во взаимный паразитизм, в проживание чужих жизней в стремлении заполнить пустоту внутри себя.

Старые духовные учения, призывавшие своих последователей отказаться от себя, как от единственной и безусловной ценности, и расчитанные на работу с человеком примативным и эгоистичным, в новых условиях оказались красивой ловушкой, только способствующей подкреплению имеющихся зависимостей за счет формирования убеждения в правильности жизненной позиции зависимого.

Духовные учения не стали от этого хуже. Но прежде чем отказываться от себя, необходимо себя обрести.

отсюда