?

Log in

No account? Create an account

transurfer


Травма - это не судьба, а эпизод биографии


(no subject)
transurfer
В моей психотерапии я подошла очень близко к своему основному внутреннему конфликту, который тянется с детства. И... у меня внезапно опустились руки и пропало всякое желание двигаться дальше, потому что я оказалась на очень странной внутренней территории, где рациональное мышление, а также хронология не действуют. На том пространстве по-прежнему то время в прошлом, когда все это происходило. И все обещания и решения, принятые в тех обстоятельствах, до сих пор действуют так, словно не прошла пара десятков лет.

Если смотреть рационально, то - чего думать? Резать, так как перитониты уже в хронической форме.

Но тут есть несколько существенных нюансов (все написанно ниже - мои собственные размышления, не претендующие на истину в последней инстанции):

1. Внутренняя область, где расположен конфликт, это очень страшная территория. Не всегда человек в состоянии туда вообще зайти.

2. Сам конфликт не всегда вообще можно выделить в форме слов и описаний. Может быть потому, что он берет начало в совсем раннем возрасте, когда слов еще не было. Также не всегда имеются в наличии и в свободном доступе воспоминания о событиях и обстоятельствах, которые конфликт сформировали. То есть, вот есть там что-то, а что это - не понятно, не прощупавается, не определяется. Как некий сгусток неопределенного цвета, неопределенной формы с неопределенным содержанием.

3. Допустим, в результате этого конфликта принимается решение, в согласии с которым человек живет всю оставшуюся жизнь. Например, решение "Никогда не говорить вслух о своих чувствах", "никогда не преуспевать ни в одном деле", избегать каких-то ситуаций или выполнять какие-то ритуалы. Под влиянием этого решения строится вся дальнейшая жизнь. Жизнь строится в условиях соблюдения всех этих ограничений. Какой бы тяжелой она ни была в результате, эта жизнь - это нечто известное и привычное. Жизнь за пределами ограничений - неизвестное, пугающее.

Избавляться от конфликта это практически менять шило на мыло - нет никаких гарантий, что новая жизнь будет счастливой и удовлетворяющей. Да и с возрастом возможностей кардинально что-то изменить все меньше и меньше, потому что уже оброс работой, семьей, каким-то привычным укладом жизни. Перемены уже не одного тебя касаются, а всех, кто от тебя зависит и расчитывает на тебя.

4. Конфликт может в себе содержать определенный сценарий в стиле "делай так и так, и получишь главный приз". Приз может быть как некое приобретение, а также как избегание некоего страшного наказания. Второе - ну, например, как в детстве "Не перешагивай через лежащего человека, а то твоя мама умрет". Ну вот и не перешагивают, даже если это требуется для спасения собственной жизни. Приз же в виде приобретения - он вообще особенный. Ничто в реальной взрослой жизни не может с ним сравниться, потому что концепция этого приза создавалась в детстве. Приз обещает счастье в том виде, в котором оно виделось тогда - абсолютное, всепоглощающее, божественное. Ни одна машина, дом, счет в банке не заменят такой радости.

5. Наверное, это дополнение к предыдущему пункту. Обычно, если конфликт возник очень рано, даже годам к 25-ти в него уже очень много инвестировано. Допустим, если взять из другой оперы: решил ребенок завоевать любовь своео вечноотсутствующего, вечнозанятого, вечноуставшего папочки. Допустим ребенок решил, что для этого ему надо стать успешным бизнесменом - ну вот он с детства только и делает, что рвет попу на этом поприще. К 25-и годам у него может уже и свой раскрученный бизнес. Он потратил не один десяток лет на свою задачу. Отказаться от этого всего, а особенно от приза - любовь папочки - уже практически невозможно. Столько времени потрачено. Столько всего вложено в эту надежду. А если осознание пришло лет в сорок? Тем более. Тут уж и дети, и жена, и все это наросло в результате плана по завоеванию папочки. Уже ставки ого-го.

Так, вроде ничего не забыла.

Моя психотерапевт говорит, что разбираться или не разбираться с главным внутренним конфликтом - это дело личного выбора. Не все и не всегда хотят от него избавиться. Некоторым достаточно навыков регулирования своего состояния при симптомах и отголосках этого конфликта. Допустим, если в определенной неопасной для жизни ситуации у человека начинаются приступы страха, то он может научиться себя заземлять, приводить дыхание и мысли в норму, но не копаться, откуда этот конкретный страх. Некоторые люди просто учатся принмать ограничения, которые накладывает внутренний конфликт на их жизнь, и с ними уживаться более-менее комфортно.

Да и вообще, мало ли сказок, где герой проходил весь квест, потом заходил в последнюю комнату (сразиться с драконом, взять в руки святой грааль, поговорить с волшебником Гудвином) и обнаруживал большое наебалово. Драконом становился он сам, Грааль оказывался концепцией, а не предметом, а Гудвин - так вообще шарлатан, который не то, что чужие - он свои проблемы решить не мог.

В последние три недели она меня несколько раз в разной форме спросила одно и тоже - что я хочу делать с обнаруженным ядром конфликта? Оставить как есть? Покопаться? Просто посидеть там рядом и изучить местность?

Я условно представляю свою проблему в виде тяжелого мешка, который я должна таскать с собой. Вокруг этого мешка и процесса его таскания есть целая внутренняя мифология и идеология. По моим ощущениям, если я брошу этот мешок, случится что-то очень страшное. Но если я его смогу дотаскать до того момента, как произойдет нечто, что избавит меня от мешка, то я получу приз. Наверное. Вся моя жизнь была построена вокруг этого мешка. Я достигла приличных высот в следующих категориях:

1. Как быстро перемещаться по местности, имея при себе тяжеленный мешок. Это целое искусство использования подручных средств и ситуаций. Например, дождаться, пока по речке не пропплывет бревно, прыгнуть на него и доехать на бревне. Можно доехать на чьей-то спине, если она согласна волочить не только меня, но и меня с мешком.

2. Как ловко прятать мешок от посторонних глаз. С мешком нельзя появляться на людях и мешок нельзя никому показывать, но поскольку он всегда со мной, его надо уметь ныкать. Задвигать под стол, окутывать дымом от палок-вонялок, загораживать собой, маскировать. А также ловко уходить от ситуаций, в которых наличие мешка может быть обнаружено. Тут добавление к первому пункту, про перемещение: надо и перемещаться уметь так, чтобы мешок никто не заметил.

3. Первый и второй пункт научили меня массе уловок, отговорок, стратегий и приемов.

Можно ли жить с мешком? Да! Не так хорошо, как хотелось бы, но можно. Хотелось бы - ключевое слово. Никто не знает, какой бы была моя жизнь без него. И есть ли у меня потенциал для такой жизни.

Хочется ли дальше жить с мешком? Почему бы не жить? По крайней мере, САМОЕ СТРАШНОЕ (то самое) не произойдет, это точно (согласно мифологии). Правда, думаю: вот буду я лежать на смертном одре своем, и что, буду ли я рада, что всю жизнь протаскала мешок? Награда, которая ожидается за его добросовестное таскание, может никогда не прийти. Точнее, стопроцентно она не придет, потому что ее и не подразумевалось на самом деле.

У меня есть только один агрумент против, и он веский: мне себя жалко. У меня развилось нечто вроде чувства ответственности перед собой. Не перед обществом, не перед родиной, не перед людьми, а перед собой - перед своей душой, если можно так сказать. И заключается она в желании дать себе нормальную жизнь. Не вписаться в шаблоны, не выполнить программу партии. Ну хотя бы открыть внутри форточку, поставить себе стол, стул, кровать и настольную лампу. Создать хотя бы элементарные условия для нормальной внутренней жизни.

Но пока у меня нет ощущения, что можно взять нож, выпотрошить мешок, изучить его содержимое, затем пнуть его к обочине и убежать от него, не оборачиваясь. Моя психотерапевт посоветовала начать с того, чтобы, например, пришить к мешку ручки и сделать его рюкзаком. Или переложить содержимое в более эргономичную тару.

Эффект практики заземления
transurfer
Хочу написать об одном из эффектов терапии, который стал проявляться сравнительно недавно. Когда я начала терапию полтора года назад, у меня с телом и с физическим присутствием в этом мире дела обстояли плохо. Тела я практически не чувствовала, воспринимала его фрагментами и ментальная картина у него была - нечто состоящее из отдельных кусков, плохо подогнанных друг к другу и не особенно связанных между собой. В плане физического присутствия в мире тоже было плохо. Я не раз говорила, что, не смотря на мои размеры, я ощущаю себя привидением, которое ни исчезнуть не может из этого мира, ни физически в нем проявиться.

Моя терапевт с первых сеансов начала учить меня "заземляться" и отслеживать ощущения в теле.

Занятие мне это не нравилось, я не видела в нем лечебного потенциала. Ну какой тут борщ, когда такие дела на кухне?(с) Ну какое тут тело, когда надо ломать установки? Дела пошли несколько лучше, когда МТ объяснила мне теоретическую основу работы с телом, в частности - сенсоримоторный подход. Я помню, она говорила, что до применения этого подхода можно было годами разбираться с установками без особого эффекта, когда речьо работе с травмой, потому что во многом травма закодирована в теле, и именно через него возможен доступ к ней и работа с ней. Мне проще воспринимать что-то, когда я знаю теоретическую часть. Дальше я посмотрела лекции московского института телесно-ориентированной терапии и очень вдохновилась.

Но с наскока, как мне хотелось, взломать что-то через тело у меня не получилось. Потыкавшись в нем туда-сюда, я значительно охладела, но в начале каждого сеанса "заземление" я делала и в течение сеанса ощущения отслеживала. Через полгода после начала терапии мне, по независящим от меня обстоятельствам, прихоилось пропускать по две недели. То есть, две недели терапия, две нет. В промежутках, опять же, по независящим от меня обстоятельствам, со мной обычно происходили всякие психологически неприятные моменты, так что каждое возвращение на терапию напоминало возвращение из ада.

И вот на одном из первых сеансов после такого возвращения я вдруг почувствовала свое тело цельным писом(с). Это было крайне неожиданное и новое ощущение. Оно больше не ощущалось как плохо подогнанные друг к другу куски, оно ощущалось единым целым. После этого не произошло каких-то существенных изменений еще где-то полгода. Затем МТ посоветовала мне книгу, где сенсоримоторный подход подробно изложен и разложен на все стадии терапии - от начала, до перехода к работе с травмой и до конца, где, уже после осовобождения от травмы, человек ставит в жизни для себя новые цели.

Книга меня вштырила неподеццки, что говорится. У меня случился взрыв мозга. Настолько мощный, что пришлось книгу отложить и больше к ней не возвращаться пока. Я к тому времени не без труда, но научилась и полностью приняла необходимое условие всех действий - главное это соблюдение правил безопасности. Не делать резких движений и не продавливать себя ни на какие действия, пока это хотя бы у какой-то из моих частей вызывает страх и панику.

Дальше у меня случилась очень стрессовая стажировка, когда стало не до тела. Я не только не высыпалась, но и сидела по восемь часов на очень неэргономичном рабочем месте, не оборудованном под мой тип работы. У меня даже колени начали болеть. После завершения стажировки я первые недели приходила в восторг от мысли о том, что мне не вставать в шесть утра. А вид разобранной постели вызывалс самые наиприятнейшие ощущения - вот сейчас я туда заберусь, вот накроюсь мягким одеялком и буду я спать, как не знаю кто...

А потом начали происходить неожиданные вещи. Когда я отоспалась и пришла в себя, люди стали обращать на меня внимание. Они заговаривали со мной, поддерживали беседу о природе-погоде. Я бы сказала, что они в некоторых случаях обращали на меня внимания больше, чем я сама на себя. Помню, как шла на подъезжающий к остановке автобус и с сожалнением выбросила в мусорный бак стакан с недопитым кофе, потому что, номинально, в автобусе нельзя с едой и напитками. Когда я показывала проездной водителю, он мне сказал:

- Не надо было выбрасывать.
- Простите? - я даже не сразу поняла, что он обращается ко мне.
- Кофе не надо было выбрасывать, можно с собой взять!

Сначала я списала это на случайности, потом, когда это стало регулярно происходить, обеспокоилась, в чем же дело. Мне, привыкшей быть привидением, когда люди смотрят мимо или сквозь меня, такое было крайне непривычно. Причем, я не могла обнаружить ни одной причины - я не стала лучше выглядеть, лучше одеваться, больше улыбаться или инициировать какие-то контакты. Я по-прежнему ходила погрузившись в пучины своего богатого внутреннего мира (тм), не особенно глядя по сторонам.

Правда, одновременно с этим стало происходить еще кое-то, но я не увидела связи между этими двумя явлениями. Хотя бы потому, что на поверхности ее не наблюдалось. Я вдруг сильно озаботилась своим удобством в физическом мире. Я купила себе удобное, красивое нижнее белье, удобные, красивые кроссовки, джинсы по размеру. А также я как следует вложилась в то, чтобы мои повседневные предметы полностью отвечали моим физическим, психологическим и эстетичическим запросам. Я подобрала себе удобную и красивую ручку, я нашла ящички для своих дисков нужного дизайна и размера. И многое другое. Окружив себя этими предметами и взаимодействуя с ними физически, я испытывала просто неприличный кайф. Даже как-то устыдилась - ну что за материалистичная зацикленность на вещах! Но, блин, когда на тебе банный халат нужного размера, нужного цвета, нужной текстуры, нужного фасона - и, что немаловажно, он у тебя есть! - и тапочки, которые удобные и мягкие, и как раз такие, какие нужны в этой квартире и на этих полах... Или вот пальто демисезонное, нужного цвета, нужного фасона, нужного размера, достаточно теплое, достаточно легкое, и длина как надо и вообще все как надо... Это кайф ну непередаваемый. Когда твой уголок физического мира и все, что с ним связано, находится в полной гармонии с тобой.

Мне, привыкшей жить в состоянии физического дискомфорта и ощущения нехватки вещей, инструментов, одежды, это все было очень ново.

И вот, наконец, я поделилась с МТ. Рассказала, что люди стали меня замечать и вести себя так, словно им хочется со мной общаться. И не смотря на то, что я тщательно исключила из их числа всех потенциально заинтересованных в выгоде (продавцов и проч), все равно их много. МТ спросила, что я чувствую в связи с этим всем. Я ответила - некоторе удивление и желание понять, что происходит. И что такое отношение ко мне людей не совпадает с моим вИдением себя - я не настолько интересна незнакомцам, чтобы так. И никаких причин я обнаружить не могу.

МТ сказала, что это эффект заземления, которое вошло в привычку. Заземленное тело как бы посылает сигналы "Я здесь", в отличие от "Меня здесь нет". И люди реагируют именно на это.

Мне объяснение показалось правдоподобным. По крайней мере, когда я не занята своим богатым внутренним миром(тм) и имею возможность понаблюдать за людьми, я могу отличить тех, кто "есть" от тех, кого "нет". Тело, которе "есть", оно иначе двигается, иначе ходит, иначе сидит. Оно как бы говорит "я здесь, я имею право здесь быть, как и все остальные". Вызывающее поведение "ну обратите же внимание на то, что я здесь!" к этому не относится. Тело "здесь" иначе утилизирует окружающее его пространство и использует его для своих целей. Ближайшая аналогия, хоть и не совсем в тему - это паркур и фрираннинг. Скамейки, балконы, плоские поверхности - все это служит для паркуровцев точкой опоры, точкой отталкивания. Их тело расчитывает на физический мир для своего передвижения. Когда паркуровец отталкивается от скамейки, его тело полагается на скамейку - на то, что она есть, и от нее можно оттолкнуться. Вот где-то так.

Мне не всегда удается попасть и оставаться в заземленном состоянии, но когда удается - это очень приятное состояние. Оно дает какое-то глубинное ощущение внутреннего покоя. А также доверия к своему телу. Например, недавно, поскользнувшись пару раз там и сям, я обратила внимание, насколько мое собственное тело эффективно реагирует. Пока мозги соображают, оно уже - раз! - ухватилось за что-то для удержания равновесия. В заземленном состоянии я могу расслабить свои мышечные блоки, напомнив себе, что в случае чего, мое тело среагирует быстрее, лучше и ловчее, чем я сама, если я буду умственно планировать свои действия. Надо сказать, что, не смотря на заброшенный кхе... ну, вобщем, давно заброшенный спортзал, оно меня еще ни разу не подвело. С тех пор, как я стала больше времени уделять налаживанию с ним отношений.

(no subject)
transurfer
Княжна пишет:
Давайте начнем со второго, так проще будет. Итак, что такое "не хватает принятия"? Это значит - "я стучусь к миру, и хочу чтобы он мне ответил, а ответ или не читаем, или его нет вообще". Ну изнутри головы, по крайней мере, это выглядит именно так. Из-за этого возникают сомнения, есть ли вообще этот самый я, потому что в наличии мира вокруг (в силу его представленности в ощущениях) сомневаться как-то даже странно. Чем меньше совпадений (ожидаемых ответов от мироздания на наши зовы, стуки и пинки) мы получаем, тем больше сомнений мы имеем. Если бы в ходе этих сомнений (а они очень глубоко сидят, часто даже глубже, чем слова) можно было бы думать словами, и оформить эти чувства в слова, это был бы вопрос "а есть ли я вообще?" В дырке между "мир мне отвечает - значит, я есть" и "миру я безразличен - значит, меня нет" помещаются и тревога, и страх, и надежда, поддерживающая нас в намерении пробовать добиваться ответа от мира снова и снова. Чем меньше ответов, тем больше тревоги и страха, и тем меньше надежды. И каждый раз, когда человек точно знает, что стучать надо много раз и еще не факт, что что-то получится, каждый раз, когда он уверен, что "как персик, так и ананас природой создан не для нас" - можно уверенно говорить о недостатке принятия. Ну, и теперь уже довольно просто сообразить что бывает, когда принятия не хватает?. Ведь если нет чего-то того, что дает возможность чувствовать связь с миром и быть, это что-то надо найти - это же так просто. Железные сапоги, каменный хлеб, чугунные посохи, тридесятые королевства, попытки, попытки, попытки... Опа, есть! - короткий просверк молнии во тьме, моментальный слепок мира - и снова темнота, снова пусто, снова поиск. Образ благополучия, образ связи с миром есть практически всегда; когда его нет о человеческой жизни - о социальности, а порой и о жизни как о процессе - говорить не приходится. Когда мы говорим о качестве самореализации и качестве социальной жизни, вопрос, в сущности, только в том, сколько их есть, этих образов, и когда они были получены. Чем их больше, тем проще (легче найти, меньше время поиска, больше период уверенности) и чем более они разнообразные, тем тоже проще и легче - они позволяют осваиваться в разнообразных же ситуациях. Вот так оно выглядит изнутри. А снаружи... Снаружи - с точностью до наоборот. Уверенный в себе (в своей способности получить от мира отклик и понять его) человек в обыденном понимании частенько выглядит чрезмерно добродушным и наивным увальнем, которого грех не пнуть. (Ну причины, по которым не пнуть такого - грех, уже из обсужденного понятны, да?) Человек тревожный (знающий, что мир откликается ему через раз, а то и через два раза на третий) выглядит собранным, сосредоточенным, более ярким и привлекательным. Кстати: обычно первый наш взгляд привлекают те, у кого тревожность НЕЗНАЧИТЕЛЬНО выше или ниже нашей. То есть, разница есть, но она невелика и не выглядит опасной для нашей стабильности. И чем выше тревожность, тем ярче поведение и тем больше внимания оно привлекает. Вы спросите - а как же "Беглец" из схем Бурбо? А он, в условиях тревожной для него ситуации или в случае повышения внутренней тревоги буден напоминать чеширского кота: его самого не будет, он спрячется за своим поведением, за взглядом и за улыбкой.
О, мне вот всегда нравились эти собранные, сосредоточенные, более яркие и привлекательные. Кристиан Бейл в Эквиллибриуме (до нервного срыва) - ооо... Мне с детства такой стать хотелось. Я старалась. Правда, по мере прохождения психотерапии этот образ все дальше и дальше от меня становился. Не то, чтобы вызывал отторжение, но как-то меня все больше в сторону состояния чрезмерно добродушного и наивным увальня, которого грех не пнуть. Меня это изредка беспокоило - что такое? где мои защиты? раскисла, квашня! Близкая подруга тоже поделилась беспокойством, что я какая-то стала вся блаженная. Но у меня, потратившей столько сил если не на приятие себя, то хотя бы на то, чтобы себя узнать и как-то с собой жить более-менее мирно, на поддержания пронзительного, натянутого, как стрела, эффективного, подтянутого, энергичного образа энергии уже не осталось. Я бы сказала - стало лень. Я как подумаю, сколько калорий уходит на злость, оборону, дать в глаз и прочее, так мне очень жалко сил становится. Я не думаю, что это у меня от какого-то особого просветления, просто я окончательно убедилась, что к этим собранным, подтянутым, заточенным, как острие кинжала людям, я не отношусь вообще. Да и не надо. Мне теперь только надо научиться с такими людьми конструктивно взаимодействовать. Когда мир не отзывается или отзывается в рэндомном порядке, ощущение конкуренции, острой нехватки и борьбы за ресурсы обострены дальше некуда. В таком состоянии человек конкурировать, отбирать и воевать будет профилактически. Еще до того, как необходимость этой схватки наступила. Он у шведского стола будет людей расталкивать, хотя там всего всем всегда хватит.