(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Комплекс жертвы (КЖ) (часть первая)

Мы с natakholinaНаталией Холиной сделали текстовый вариант передачи с психоаналитиком Еленой Спиркиной про комплекс жертвы.

КЖ далее в тексте - комплекс жертвы.

Передача первая.

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте, вы смотрите «Здоровое телевидение», и в студии Семен Чайка. Комплекс жертвы – это тотальная зависимость от других, и одновременно демонстративная форма показа своей независимости от других, требование, чтобы все понимали, что они от нее или него зависят, «сколько я для вас сделал!». Наверняка вам приходилось сталкиваться с такой постановкой вопроса. Думаю, нередко. Попробуем разобраться в проблеме. Обращаюсь за разъяснениями сегодня к психоаналитику, ректору Института практической психологии и психоанализа Елене Спиркиной.

Елена Александровна, здравствуйте. Очень приятно вас видеть здесь. Надеюсь на то, что наша беседа пойдет в правильном русле. Я знаю, что Вы человек точный, конкретный. Предпочитаете отвечать на вопросы так, как считаете это нужным для себя и самое главное, что я готов вам дать такую возможность.
Давайте заглянем сразу в корень проблемы. Что такое само явление как комплекс жертвы?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Сейчас я попробую объяснить. Это очень сложное явление. Например, оно связано с историей развития человека и с его детством. Мы все знаем, что такое психическая травма. Понятие, которое разработано в психотерапии и которое предполагает, что ребенка недостаточно любят родители. Недостаточно любить можно по разному. Можно не слышать его криков, не понимать, что он хочет есть. Или оставлять его одного, когда он маленький, уходить надолго. Можно его бить…Все дети, ну большинство, знает такие случаи.

ВЕДУЩИЙ: Но детей бить нельзя!

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Но тем не менее… Дети, которых пережили какие-то унижения, или какие-то фрустрации, или какую-то боль, или какие-то психические страдания, с которыми плохо обращались. Причем реестр этих травм очень широк. От просто такой матери, которая плохо понимает, что нужно ее ребенку – вместо того, чтобы его перепеленать, она ему сует грудь или бутылочку, это тоже уже непонимание ребенка и фрустрация. До грубого обращения с детьми. Это все у ребенка рождает ощущение, что с ним что-то не в порядке, что он чем-то плох. Недостаток внимания, недостаток любви к ребенку – такая травматизация, рождает в нем ощущение собственной неценности человеческой. Это не помогает сформировать ему свое «Я» как значимое и ценное.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы хотите сказать, что КЖ не начинается со стремления к своей добродетельности?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Нет. Это только следствие.

ВЕДУЩИЙ: То есть получается, что все закладывается еще в тот момент, когда родители не очень верно трактуют желания ребенка?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Ну, родители это тоже живые люди. У них тоже есть свои психологические проблемы. И сложности. Иногда ребенок кричит, а их это злит, и они его лучше стукнут по попке, дадут затрещину или подзатыльник., чтобы он замолчал, и не будут разбираться почему он там кричит. Или родителям нужно работать, а ребенка надо оставить одного в квартире. И оставляется так ребенок один в квартире, а мать уходит в ночную смену работать. И ребенок просыпается, обнаруживает себя одного в квартире, и от ужаса начинает кричать, плакать, звать всю ночь. Уже под утро, измученный, снова засыпает, а мать приходит и думает, что ничего страшного. А это психическая травма. Тяжелая психическая травма для ребенка, которая нарушает нормальное развитие его психики. Эта травматизация психики сужает свободный выбор человека, она не дает ему возможность выбрать, как себя чувствовать в отношениях с людьми. У него остается такой стереотип, внутри него, что он может быть либо жертвой, либо преследователем. Он может себя идентифицировать либо с теми, кто его обижал, либо чувствовать себя постоянно жертвой тех, кто тебя обижает. И он уже не знает, как ему по-другому жить. Поэтому когда человек вырастает, он хочет к себе внимания и заботы, той, которой он недополучил в детстве. Он хочет любви, и он не знает как это сделать. И тогда он начинает предлагать людям себя использовать. Он хочет быть использованным в надежде, что тогда он за это что-то получит, потому что он не знает как по-другому получить любовь и внимание к себе.

ВЕДУЩИЙ: То есть Вы хотите сказать, что человек, подверженный этому комплексу, это жертвенная особа, готовая на все ради других?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Совершенно верно. Он думает, что только так он может жить.

ВЕДУЩИЙ: К чему тогда стремится человек, подверженный КЖ?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Он хочет на самом деле к себе получить то, что делает для других. Он пытается спасти других людей, он жертвует собой ради них, но на самом деле, в глубине души, он хочет это иметь по отношению к самому себе. Он хочет, чтобы так к нему обратились.

ВЕДУЩИЙ: Я наверное ошибался в своих ощущениях. Мне казалось, что человек подверженный КЖ, скорее всего, играет эту историю. Главное для него, чтобы на него обратили особое, пристальное внимание, ради этого он готов идти на многие шаги, НО… это все не является жертвенностью?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Нет, это именно является жертвенностью. Человек до конца не понимает, что он делает. Он не знает как себя вести по-другому. Это сложившийся стереотип, из детства идущий. Он привык к тому, что он жертва, а люди им пользуются. И у него складывается такая психологическая зависимость от агрессоров, от всех кто им пользуется, кто его обижает. Вот такая есть очень страшная пословица или поговорка: «Когда тебя насилуют и тебе некуда деваться, расслабься и получи удовольствие».

ВЕДУЩИЙ: Это инструкция английским полицейским-женщинам.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Вот. Это такая на самом деле тяжелая вещь. И в серьезных случаях, когда с ребенком действительно плохо и грубо обращались, он привыкает к этому. Он привыкает к тому, что к нему плохо относятся. Человек вырастает с ощущение того, что с ним можно так обращаться. И он не знает, как с ним могут обращаться по-другому.

ВЕДУЩИЙ: Для него нет никаких других вариантов общения?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Да. У него сужен выбор возможностей себя.

ВЕДУЩИЙ: А насколько расчетливы эти люди?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Они не расчетливы совсем. Это не сознательный расчет. Глубоко бессознательная, неосознаваемая модель поведения. Ну вот можем привести пример: женщина, которая посвятила себя семье. Которая отдала себя семье, которая не поступила в институт. Не сделала карьеру. Как ей хотелось бы. Она родила детей, она понимает, что она готовит-стирает-убирает. Муж -алкоголик. Она бегает на работу к мужу и требует, чтобы мужу повысили зарплату. Тащит его пьяного домой, чтобы привести в чувство, а там дети. Как будто что-то заставляет ее это делать. Как будто это не она выбрала, а как бы обстоятельства. Дети виноваты, что ей приходится за ними ухаживать, муж виноват, что ей приходится с ним возиться. На самом деле она глубоко несчастная и одинокая, и ей хочется, чтобы о ней кто-то позаботился. И тогда на начинает говорить мужу и детям, мол, вот из-за вас я в институт не поступила. Из-за вас я карьеры не сделала. Вот если бы не вы.

ВЕДУЩИЙ: Ну и что должны испытывать после всего этого дети и муж?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Это ужасно. Это начинается трансляция одного и того же комплкса жертвы в семье. Дети тоже начинают чувствовать себя ненужными, никчемными, неценными, нелюбимыми. Они тоже начинают чувствовать себя очень плохо. У них очень снижена самооценка. И они тоже в жизни будут очень несчастливы, и они тоже не смогут выстроить нормальные отношения, создать здоровые семьи. Они тоже чувствуют себя такими же жертвами.

ВЕДУЩИЙ: Елена Александровна. А в чем тогда чаяния? Каковы ожидания человека, который пребывает в этом состоянии жертвы?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Он надеется, что вот он так выкладывается ради других, что по отношению к нему сделают то же самое. Он бросается всех спасать, всех любить, на самом деле он хочет этого для себя. Он хочет компенсации.

ВЕДУЩИЙ: Но люди не просят, чтобы им помогали. Когда так спешат помогать, люди только отмахиваются и относятся с пренебрежением. Спасибо, говорят, дорогой, но не надо, я сам!

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Потому что боятся упреков потом.

ВЕДУЩИЙ: Да не обязательно. Есть масса реальных примеров, которые я могу привести. Например женщина, родившая двоих детей, причем от нелюбимого человека, уж так случилось, вышла замуж, ну вышла и вышла, затем всю жизнь обвиняла этих детей - а муж рано умер – в том что она не смогла выйти второй раз замуж, потому что они ей мешали. Хотя одного она отправила к своей матери в деревню, на многие годы и видеть не видела, а вторая, дочка, жила вполне самостоятельной жизнью и никак не мешала матери решать свои проблемы. В итоге все пришло к тому. Что женщина. Уже довольно взрослый человек, чтобы показать свои страдания, начала вести себя очень примитивно. На людях, пить таблетки, болеть.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Демонстративно ожидая помощи. Демонстрируя свои страдания и беспомощность.

ВЕДУЩИЙ: Да, и беспомощность. Что это?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Это комплекс жертвы. Я сейчас по-порядку. Вот она вышла замуж. За нелюбимого мужчину. Это очень интересное явление. Почему она вышла замуж за нелюбимого мужчину?

ВЕДУЩИЙ: Он хотел, он любил, он добивался…

ЕЛЕНА СПИРКИНА: А она? Где была она? У нее не было своей воли, своего «Я». У него не было своего желания. Такие люди не знают чего они хотят. Они хотят только подчиняться другим. Они привыкли быть жертвой. Первый момент ее жизни – это уже акт жертвенности. Потому что жертва зависит от ее насильника, образно. Когда насильник насилует жертву (образно, символически), то для нее это уже такая извращенная форма. Это уже такое внимание и любовь к ней. Потому что она не знает как по-другому ее любят. Когда ее заставляют делать насильно то, чего она не хочет, для нее это акт внимания. Она только так может понять внимание к себе. Она другого не видела в жизни.

ВЕДУЩИЙ: Вот это то самое «бьет - значит любит», та самая традиция…

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Да. И она не умеет ничего хотеть сама, за нее хочет тот, кто с ней рядом – кто ее бьет, кто от нее что-то требует. И она верит, что это ее человек. Раз он к ней так относится, как к ней всегда относились. Как она привыкла. Вот раз он хочет на ней жениться, значит ей надо выйти за него замуж. Это ее первый жертвенный поступок: не любя, не зная своих чувств, не понимая что она хочет, она делает то, чего от нее требуют другие. Потом она рожает детей. Это люди как правило очень слабые. Они не могут на себя взять ответственность, из-за того что они не знают, чего хотят на самом деле, они не в контакте сами с собой, у них низкая самооценка, они не могут взять на себя ответственность за какие-то решения, они привыкли идти на поводу у других. Сильный человек приходит и заставляет делать то, что хочет сильный человек. Она рожает детей против своей воли. Она не в силах за ними ухаживать. У нее нет душевных сил. Она на самом деле очень слабый человек и беспомощный. Поэтому она не может взять на себя никакую ответственность и она вынуждена ребенка отдать. У нее нет сил растить ребенка. Ребенку необходимо что-то давать, а ей нечего дать. И она все время мучительно ждет, когда же наконец о ней кто-то начнет заботиться, а ей все время приходится давать, давать, давать и давать, она не умеет взять ничего. Она не умеет попросить о помощи и о заботе, и у нее нарастает чувство отчаянья и пустоты. И тогда она начинает вести себя уже откровенно демонстративно, чтобы найти этого спасителя, который пришел бы и спас ее. Это такое пассивное, детское поведение, пассивная надежда, что кто-то тебя придет и спасет. Она сама не может взять ответственность за саму себя.

ВЕДУЩИЙ: А что значит в этом конкретном случае, какой заботы она ждет?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Что кто-то придет, выхватит у нее из рук эти таблетки, скажет: «Не пей, я тебе помогу!» Ну какую-то мать она ждет, которая ее спасла бы. Материнскую фигуру: сильную, всемогущую, которая знает, что надо делать, как надо жить. Которая пришла бы и была ей матерью. Ей всю жизнь отчаянно не хватало этого.

ВЕДУЩИЙ: Очень часто эти люди пытаются продемонстрировать другим людям их зависимость от себя. Не является ли это попыткой скрыть собственную зависимость таким образом?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Да. Конечно. Это люди, которые не могут быть сами по себе. Они не автономны. Они настолько слабые, беспомощные. Они настолько привыкли, что за них все решают, их берут за руку и ведут, что они во-первых сами находятся в жуткой зависимости, а во-вторых они хотят, чтобы другие находились от них в зависимости. Это взаимосвязанные два процесса.

ВЕДУЩИЙ: Совершенно невозможно связать их воедино. Одно, по-моему, полностью исключает другое.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Нет-нет.

ВЕДУЩИЙ: Что же тогда, человек с КЖ обречен на вечные муки?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Да.

ВЕДУЩИЙ: А насколько часто тогда эти люди впадают в депрессию? От ощущения ненужности, внутренней пустоты.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Все зависит от степени. Начнем сначала. Все зависит от того, насколько сильно человек пострадал в детстве, на протяжении первых этапов своей жизни. Насколько тяжелы были его психические травмы и насколько сильно сформировался этот КЖ. Есть ли в нем какие-то душевные силы потом справиться с этим, отказаться от этого, преодолеть это – через какие-то кризисы, через какое-то взросление, какое-то созревание. Если душевные силы есть, и человек борется, то побеждает.

ВЕДУЩИЙ: Борется сам или при помощи кого-то рядом с собой?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Прежде всего это борьба внутри самого себя. Но для этого сначала нужно понять, что «Я слабый» - «Я не хочу быть слабым», «Я зависимый» – «Я не хочу быть зависимым». Но если есть душевные силы и желание, то он может с этим справиться. Или жизненные обстоятельства могут в этом помогать.

ВЕДУЩИЙ: Но часто ли к вам обращаются к вам за помощью?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Часто. Очень часто.

ВЕДУЩИЙ: То есть справиться самостоятельно с проблемой им не удается.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Это зависит от степени. Потому что у нас существуют свои классификации степеней нарушений у людей. Если его психологические проблемы мешают ему развиваться и расти как личности, невротическое развитие личности, внутренний конфликт непреодолимый, который блокирует человека, замыкает его в этой роли жертвы, и он просто не знает, как ему по-другому жить. У него нет никаких образцов, моделей или даже представлений, что можно сделать. То поборовшись как-то, посоветовавшись с друзьями, обратившись наконец к психотерапевту ( или религия помогает, и всякие духовные практики – то есть все, что помогает человеку развиться и как-то по-другому посмотреть на себя. И оценить свою жизнь, свою ситуацию.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы хотите сказать, что в религию ударяются часто люди в зрелом уже возрасте, подверженные КЖ?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Если они хотят из этого выкарабкаться, если хотят как-то с этим справиться и что-то в себе переделать. Если они понимают, что что-то с ними не так. Если они неудовлетворенны своей жизнью. Ко мне приходят «штучные» клиенты со своими проблемами, и я веду их штучно годами. Человек, который приходит ко мне на психотерапию, он ходит ко мне либо раз в неделю в течение там трех, четырех, пяти или шести лет, либо два раза, либо три раза, либо четыре раза в неделю. И я этого человека веду пять-шесть лет. Но в конце-концов вопрос решается. Он перестает чувствовать себя жертвой. Меняет кардинально свою жизнь.

ВЕДУЩИЙ: И кем он тогда становится?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Свободным человеком.

ВЕДУЩИЙ: А не бросается в крайности? Раньше был жертвой, а теперь стал насильником.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Нет. Потому что оборотной стороной жертвы является агрессивность. Агрессор и жертва - это как бы две стороны одной монеты. И то, и другое является несвободной человека. Привязанность к какой-то очень узкой роли и очень примитивной модели – «Я могу быть либо жертвой, либо насильником». Но да. У жертв очень много агрессии, правда. А насильники очень трусливы в глубине души. Тоже правда. У каждого человека есть своя «персона», а есть «тень». Если моя персона «Я - жертва», то в тени я агрессор. Когда я начну прорабатывать внутри свои проблемы. То да, агрессия вылезет. У жертв много агрессии внутри. Они агрессивные люди. Они агрессию свою стараются прятать, не показывать. Только в ходе каких-то личностных изменений, в ходе психотерапии агрессия может вылезти, это правда.

ВЕДУЩИЙ: А способны ли эти люди вызвать в окружающих чувство искренней вины?

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Безусловно, конечно. Они этим занимаются. Им очень важно привязать к себе через чувство вины.

ВЕДУЩИЙ: То есть это для них основная задача: привязать к себе человека с помощью чувства вины, и получить таким образом то, что им нужно.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Конечно.

ВЕДУЩИЙ: А к каким методам, таким особо ярким, прибегают? Кроме питья таблеток, например.

ЕЛЕНА СПИРКИНА: Они заботятся. Они заботятся о других людях. Но они как правило это делают с помощью манипуляций и двойных посланий так называемых.

(продолжение следует)
Tags: комплекс жертвы, травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments