(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

униженнный

Пробуждение
травмы происходит в тот момент, когда ребенок почувствует, что один из
родителей стыдится его или боится стыда, когда он, ребенок, испачкался, когда
что-то испортил (особенно при гостях или родственниках), когда плохо одет и
т.д. Какими бы ни были обстоятельства, при которых ребенок почувствовал себя
униженным, опозоренным, пристыженным, недостойным на физическом уровне, его
рана пробуждается и углубляется. Представь себе, например, малыша, который
играет со своими какашками и украшает ими всю кроватку или делает нечто
подобное, не менее неприятное. Травма пробуждается, когда он слышит, как мама
рассказывает папе о "маленькой грязной свинье". Даже грудной младенец
способен уловить отвращение родителей и почувствовать стыд и унижение.






Унижение
только усиливается, когда родители объясняют гостям причины маленького
скандала. Подобные сцены могут убедить ребенка в том, что он отвратителен папе
и маме. Унижение, стыд за собственное поведение становятся нестерпимыми. С
другой стороны, нередко можно услышать, как люди, страдающие от травмы
унижения, рассказывают о всевозможных запретных вещах, которые они совершали в
детстве или подростками; создается впечатление, что они искали и провоцировали
такие обстоятельства, в которых испытывали унижение.



В
отличие от четырех других травм, которые переживаются с родителем своего или
противоположного пола (или с лицом, играющим роль этого родителя), травма
униженного чаще всего переживается с матерью
. С отцом она переживается в
тех случаях, когда именно он осуществляет контроль и выполняет функции матери,
показывая ребенку, как соблюдать чистоту, гигиену и т.п. Возможно также, что
травма унижения связана с матерью в сфере сексуальности и гигиены, а с отцом –
в вопросах учебы, умения говорить и слушать. В таких случаях приходится
восстанавливать и улаживать отношения и с отцом, и с матерью.





Перейдем
теперь к физическому описанию маски
мазохиста
. Поскольку он считает себя низким, ниже других, нечистоплотным,
бездушным, свиньей, то и выращивает большое, толстое тело, которого сам
стыдится. Толстое тело – это не мускулистое тело. Можно весить на двадцать
килограммов больше своего "нормального" веса и не быть толстым;
скорее, о таком человеке скажешь, что он сильный, крепкий. Мазохист толст за счет излишнего жира.
Его бочкообразное тело почти одинаково по толщине что в профиль, что анфас.
Другое дело человек сильный, мускулистый: даже со спины бросаются в глаза его
широкие плечи – значительно шире, чем все туловище в профиль; об этом теле
никак не скажешь, что оно жирное или толстое. Это все в одинаковой мере
относится и к мужчинам, и к женщинам.





Между
прочим, одной из характерных черт мазохиста
является нелюбовь к скорости, поспешности. Ему действительно трудно действовать
быстро, когда в этом возникает необходимость; ему становится стыдно, когда он
не может действовать так же быстро, как другие, – например, идти. Ему
необходимо научиться давать себе право на свою, привычную скорость.



Поскольку мазохист стремится доказать свою
солидность, надежность и не хочет, чтобы его контролировали, он становится
очень исполнительным и взваливает на себя массу работы. Ради этого он развивает
могучую спину – она должна много вынести.




Всякий
раз, когда мазохист, казалось
бы, хочет сделать все для других, он на самом деле стремится создать себе как
можно больше ограничений и обязанностей. Пока он помогает другим, он уверен,
что ему нечего стыдиться, но очень часто потом испытывает унижение от того, что
его использовали. Он почти всегда считает, что его услуги не оценены по
достоинству. Многие женщины-мазохисты любят жаловаться, что нет их сил больше,
что хватит с них быть служанкой.
Жалуются, но ничего не меняют: они не могут осознать, что сами себе создают
неволю. Не один раз я слышала и такие высказывания: "После тридцати лет моей честной службы администрация списала меня,
как старую повозку!"
Такого типа личности считают себя очень
преданными и не чувствуют надлежащего признания. Обрати внимание на то, как
подчеркнуто унижение в этой фразе. Нормальный человек скажет просто: "После тридцати лет службы меня
сократили"
и не станет говорить о старой повозке.



Мазохисту прежде всего следует понять, что ему нет нужды занимать так много места
в жизни близких ему людей. Между тем он не замечает этой своей экспансии,
поскольку чаще всего осуществляет ее утонченно и бессознательно. По этой же причине
его физическое тело занимает все больше места. Оно толстеет пропорционально
тому пространству, которое мазохист
стремится занимать в жизни. Тело дано ему для того, чтобы отражать его
верования. Когда мазохист
узнает в глубине души, что он уникален и значим, ему больше незачем будет
доказывать это другим. Признав себя, его тело перестанет стремиться занять так
много места
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments