(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Потребности из прошлого, которые ощущаются как настоящие

- Жаль, что я в младенчестве не померла (
- Ну, сейчас у тебя умереть в младенчестве возможности уже нет.
(из разговора)

Еще одна тема, которая у меня все зреет и зреет.

Тема такая. Вот мы чего-то сильно хотим. От какой-то материальной вещи (определенной работы, определеного своего жилья, социального статуса), до нематериальных вещей (любви, безопасности, свободы). Тут люди делятся на две группы: у одних это в какой-то момент было, но пропало, и они хотят это снова, а у других этого никогда не было, и они это хотят потому, что не было, но очень-очень надо.

Вот о второй группе людей поговорить хочется, так как я к ним отношусь. Я у себя как-то тут проводила опрос о том, что люди ожидают в результате реализации своей мечты, и ответы мне показались очень расплывчатыми и неконкретными. Думаю, что у многих людей есть большая мечта, но при этом нет четкой, детальной и конкретной картинки того, как будет выглядеть их жизнь после реализации. Одна из причин такой размытости может быть в прошлом опыте: раньше пытались осуществить мечту, но потерпели крах, и боль от поражения переплелись с мечтой в один клубок. Дернешь за веревочку мечты - вытащишь и боль, поэтому хотеть - получается, а конкретно думать и представлять - уже больно.

Но есть и другая причина. Если у нас чего-то не было, мы не можем знать, как оно будет, когда оно будет. У нас просто не было этого опыта. Мы можем четко знать, чего конкретно нам в жизни не хватает, как ощущается эта нехватка, какие она доставляет страдания. В этом у нас есть опыт. О том, как будет ощущаться, переживаться и чувствоваться восполнение этой нехватки мы можем только фантазировать, но никак не знать.

Если на очень простых примерах, то когда мучает страшная жажда, то кажется, что выпьешь не меньше, чем полведра воды, когда до нее добрешься, но на деле хватает двух-трех стаканов. Вот скоро жара в Москве спадет, начнет осенью холодать, а зимой начнется привычное нытье о том, как же холодно и противно, хотя сейчас зима и снежок кажутся райским местом.

Когда бросаешь курить и тебе очен хреново, то кажется, что сигарета решит все твои проблемы и отнесет сразу в рай, хотя на деле она оставляет неприятный вкус во рту и презрение к своей слабости в душе.

И словно бы в тот момент, когда получаешь желаемое, исчезает какое-то волшебство, которое ожидалось. Ожидалось ведь, что прям ууух и ааах, а на деле... Конечно, причина может снова же в отсутствии опыта: хотеть и мучаться от нехватки мы практиковались многие годы, а вот усваивать полученное у нас нет опыта, и в таких красках, как хотение, мы просто не умеем его переживать. Причина может быть и в том, что хотели одного, а боролись совсем за другое, например, хотели маминого одобрения, а получали четвертое высшее образование. В этом случае очередная корочка не принесет ни радости, ни удовольствия, так как не изменит недовольную мамину физиономию и не прекратит ее бесконечное нытье и критику.

А может быть, такое несоответствие ожидаемого с получаемым происходит по совсем другой причине. Вода и сигареты тут для примера не годятся. Возьмем такие вещи, как любовь, безопасность и приятие. Если у вас есть ощущение, что от родителей и семьи вы их никогда не получали, то ощутили впервые эту нехватку вы скорее всего в самом раннем детстве. Тогда любовь, безопасность и приятие значили для вас совсем не то, что они значат сегодня, тогда они значили вопросы жизни и смерти. Любовь была нужна не просто как хороший, радующий фактор в вашей жизни, она нужна вам была для физического выживания. Поэтому нехватка любови ощущается такой огромной - это нехватка любви в восприятии младенца.

С ощущением этой огромной нехватки мы и живем дальше, не смотря на то, что вырастаем, и что наши реальные потребности меняются. Нам уже не надо столько и в такой форме, но память о том, младенческом голоде, ощущается как текущее, реальное ощущение голода. Вот эта память перепутывается с текущими потребностями.

Например, по-младенчески хочется, чтобы мама ни на секунду не отходила, вообще никогда и чтобы так было всегда. Особенно, если с мамой так не сложилось на самом деле. Во взрослой жизни можно влюбиться и тоже не отлипать друг от друга какое-то время, но даже если все хорошо, и никто никого от себя не отдирает, через месяц-три-полгода вам захочется делать что-нибудь еще. Взрослому человеку просто не надо столько, сколько младенцу. Для младенца это вопрос выживания, взрослый физически уже может выжить один. Кроме того, у него есть уже и другие потребности, которых у младенца еще нет. Потребность в автономии, например, и она тоже хочет реализации. Здесь у людей наступает когнитивный диссонанс и кризис жанра: как же так, я же хотел любви, а теперь сам человека отталкиваю? Что происходит?

Происходит просто путаница прошлого с настоящим. Надо ли взрослому прилипнуть к кому-нибудь взаимно? Конечно бывает, что надо. Пишут вон, что даже гормоны этому способствуют, для формироания пары. Надо ли взрослому такая же степень вовлеченности в себя другого человека, какая нужна младенцу? Такой степени уже не надо, да и другие потребности уже есть.

Если подытожить. Если есть острые и нереализованные потребности из прошлого, то их отличает следующее:

- Эти потребности ощущаются как реальные и текущие, хотя на самом деле они представляют собой память о прошлом.
- Реализация этой потребности в настоящем в том виде, в котором она была нужна тогда, не даст того эффекта, который она дала бы в прошлом, потому что сейчас мы уже другие и нам не надо столько и в такой форме.
- Эти потребности сопровождаются фантазированием и предполжениями о том, как оно было бы (будет) если бы реализовалось (реализуется). На самом деле мы не знаем, как оно было бы и как оно будет, потому что у нас этого не было и нет этого опыта.

Это совсем не о том, что от своих детских потребностей надо отказаться. Надо сосредоточиться на том, что нужно вот сейчас, в этот текущий период времени в этом текущем возрасте. От этих самонаблюдений иногда бывает впечатление "Ой... когда это я успел так вырасти?".

Вопрос о том, можно ли какими-то действиями в настоящем накормить свое прошлое, пока открытый. Кто-то говорит, что это невозможно. Приводит в пример людей, которые пережили голод: в настоящем они постоянно запасаются едой или едят без остановки, но это им не приносит облегчения, потому что они все равно чувствуют страх и голод (а точнее - память о страхе и голоде). Кто-то говорит, что при грамотном подходе накормить прошлое все же можно, хотя бы частично или в значительной степени. Я пока точно не знаю, если у меня получится - расскажу.
Tags: будни травматика, детство травматика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments