(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

Фильм "Девчата" - пособие начинающей жертвы домашнего насилия

Фильм "Девчата" - кошмар-то какой, с точки зрения терапированного человека )) Я как-то сказку про волка и семеро козлят (Гурченко, Боярский) пересматривала взрослыми глазами, такооое там увидела...

Девчата - это жесть! Илья Ковригин - ну типичный домашний насильник, классический абьюзер на заре становления. Когда он решает Тосю завоевать, что он первое делает? Он ее унижает (борщ говно). Тося плачет, весь ее гонор и нрав исчезают, и она бежит перед ним выслуживаться (волочет ему еду по снегу, например). Дальше они по этому кругу и ходят. Чуть что, Илья или унижает ее, или же впадает в ярость и кидает вещи (ложки в столовой). Тося тут же уменьшается в размерах, становится тихой, послушной и ласковой и ищет, как ей умилостивить господина. На золотые часы в подарок Тосе скидывались всем коллективом, но когда Тося отвергла подарок, Илья швыряет его на пол и давит каблуком. Тося собирает с пола осколки разбитых часов "Ой девочки, ой девочки, люблю я его, ирода". Так и видится, как в возрасте Мамы Кати поникшая, затравленная Тося рассказывает, как сначала начал попивать, потом матом крыть, потом руки распускать, а куда уйдешь, когда двое детей на руках.

Понравилось, как фильм подсказывает: для того, чтобы настоящая любовь случилась, надо иметь гордость (то есть, не вступать в сексуальные отношения до брака), что показано на примере Анфисы (которую все трахают, но никто не женится). Причем, сексапильаня красавица Анфиса противопоставлена невзрачной пацанке Тосе. Вот, Тосю Илья любит и жениться хочет, а Анфиску только поматросил и бросил. Насколько я поняла, не один Илья Анфисой оскоромился, но мнение единодушное: то, что мужики таскаются, это нормально, а девушкам - им гордость надо иметь. Главное, до свадьбы не давать, а то что абьюзер и на любые попытки ему сопротивляться реагирует бурной агрессией - эт ничаво, все так живут. Тем более, передовик производства, второй (из двух лучших) суперчленов на деревне, в глазах соцпроизводства - престижная партия. Хотя мне кажется, Тосю он бы гордости лишил еще до свадьбы, продавил бы.

Ну и там вообще много очень милых моментов, особенно, в сравнении с современностью. Девчачьи разговоры проходят или за вышиванием, или в процессе замеса бетона. Средствами по уходу за кожей пользуется одна Анфиса (в одном эпизоде что-то намазывает на лицо). Фильм заканчиавается темнотой, звонким "чпок!" и тосиным хиихканьем.

Прекрасный момент, про личное счастье:

Тося и Мама Катя разговаривают про измену мужа Мамы Кати (загулял). Тося на тот момент уже узнала, что Илья на нее поспорил, и поссорилась с ним.
С улицы прибегает счастливая Катя:
- Девчонки, чего вы тут секретничаете? Идемте на улицу, там такое гулянье развернулось!
Тося:
- Тебе не понять! Счастливая ты, Катька! А счастье глаза застит.
Катя, виновато:
- Ну я же не виновата, что у нас все хорошо. Встретились, полюбили, комнату дадут - поженимся. Я даже с ним поругаться не могу, не из-за чего! Девчата, ну хотите я вообще никуда не пойду? Останусь с вами, и все.
- Иди, иди, не примазывайся.
- А вы не обидитесь?
- Иди! (толкает ее к двери)
Катя, пятится к двери и мнется:
- Ну девчонки, ну не обижайтесь...
(убегает на улицу)



апд. Интересно, что Румянцева, исполнительница роли Тоси, вышла замуж за достаточно авторитарного мужчину, который ел только домашнее:

Комедия «Крепкий орешек» вызвала шквал писем от недовольных трудящихся в адрес артистов, высмеивающих Красную Армию. Это неприятное событие подтолкнуло Румянцеву к сложному решению, которое и без того давно назревало. Вместе со своим мужем Вилли Хштояном, работавшим в Минвнешторге, Румянцева уехала за границу, где провела около пятнадцати лет. Она жила в Египте и Малайзии. Разумеется, за это время ее творческий багаж мог пополниться не одним фильмом. Но, как однажды заметила Надежда Васильевна, «мой главный долг - быть рядом с мужем. Я хорошо усвоила, кто у нас глава семьи (для армянина это особенно важно). Он не должен говорить: «Я муж Нади Румянцевой». Это я должна говорить: «Я жена Вилли Вартановича».

Надежда Васильевна с удовольствием вспоминает то время: «По статусу как жена торгпреда я не должна была работать. Очень много времени уделяла спорту: игра в теннис, плавание. Хорошая, красивая жизнь. Такая, какой и должна быть жизнь у звезды. В театре нас никогда не учили держать себя в форме, а в этих поездках я начала следить за собой. У нас, у русских, национальная черта – лень. Вот если бы, сидя дома у телевизора, за чайком с пирожным, можно было держать форму...»

Правда, одна обязанность у Румянцевой была за границей – кормить мужа: «Повара приглашала, только если устраивали прием, а так сама ему готовила. Если бы кто-нибудь другой готовил, муж бы не стал есть. Такой брезгливый человек. Он армянин – правда, московского разлива. Здесь родился и прожил всю жизнь... Даже в ресторане салат не станет есть. Он думает, что это все не вымыто. Да я сама такая. Когда в гостях у друзей, не отказываюсь от угощения: знаю, что и как делается. А если к не очень хорошим знакомым иду, то ем дома, а там говорю: «Ах, как жалко, что я дома пообедала, просто посижу с вами и выпью вина!»


http://community.livejournal.com/chtoby_pomnili/327959.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments