(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:
Очень интересные тексты про посттравматический синдром войны в России:
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/50143.html
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/50370.html
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/50502.html
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/50688.html


Я как раз на днях думала о том, как много войны было в моем детстве, а эти посты прояснили, почему, и почему оно было как было.

Ведь "звездочки", отряды, зарницы, регулярные строевые смотры - это ни что иное, как подготовка к возможной войне. Уже с младших классов приучаешься быть частью формирования - звездочки, класса, отряда, знаешь ритуалы построения и выполнения задания под руководством командира. Так что случись (такая же, а отнюдь не современная!) война, дети будут вполне готовы к военной обстановке. Также война была везде, о ней не только 9 мая упоминали, о ней говорилось все время. Переписка с ветеранами и шефство над ними была обязательной частью общественной школьной деятельности. По тв фильмы про войну, очень часто, в течение года.

Моя мама, послевоенный ребенок, говорила, что самыми страшными ее ночными кошмарами были фашисты, хотя живьем она с ними никогда не сталкивалась. Интересно, что и мне передалось - мне тоже несколько раз снились сны, что в квартиру ломятся фашисты в касках, а я изо всех сил пытаюсь удержать дверь. Даже курьез небольшой вышел во взрослом возрасте, когда я влюбилась в (обрусевшего, но 100%-го) немца, и меня одолевала какая-то смутная тревога, я боролась со своими чувствами, и позже мне приснилось, что я живу в прекрасном санатории, который оккупировали немцы-фашисты. То есть, в подсознании уже прочно сидело, что любой немец - это всегда фашист и всегда враг.

Таким образом, травма переживших войну передавалась по наследству.

У меня иногда складывалось ощущение, что на детей пытались переложить часть боли и ужаса, потому что самим нести это было слишком тяжело. И делалось это даже сознательно и идеологически - детям рассказывали о войне и приучали их к войне. Когда мне было 12, нас класс потащили смотреть кошмарный фильм "Иди и смотри". Нельзя такие фильмы детям показывать, потому что они еще не готовы переварить такое количество насилия и секса в одном флаконе, и при этом еще и усвоить идеологию фильма. По крайней мере, у меня был шок. Я понимала умом, что нам пытаются показать ужас войны и какие гады были фашисты. Но мне фильм ощущался как порнографически- сюрреалистическая (там еще повествование довольно рваное) дичь. При условии, что секса тогда вообще не было, то невозможно было вложить картинку избитой полуголой девушки, которая идет широко расставляя ноги, по которым течет кровь, в библиотеку других картинок с другими возможными, в том числе и положительыми, последствиями секса. Вложить адекватно - "бывает вот такое". А когда в библиотеке нет особо ничего, то вкладывается как "бывает только так". Ну или хотя бы как самое яркое впечатление. Кто-то в руководстве школы головой не подумал.

Причем, сказать нет, запротестовать, отказаться участвоввать - такой опции особо не было. То есть, можно было маргинальничать и стать изгоем, но официального права не включаться во всеобщую травму, не нести ее на себе - нет. Но можно было плевать, но делать вид, что включился, и стать циником, или мучаться виной - но отцы-деты же воевали, люди погибли, а мне, свинье эдакой, все равно? Мне жаль теперь, что вследствие такой бездумной идеологической обработки, которая сбрасывала на детей больше, чем они могут переварить, мне не удалось принять какого-нибудь нормального, человеческого участия. И поскольку в детстве меня перекормили войной, сейчас у меня внутренне отторжение ко всему, что с ней связано, независимо от того, чья эта война и где, даже если это научная фантастика.

Я как-то разговаривала с американцем, который очень интересуется второй мировой войной, читает материалы, смотрит передачи, и лучше меня знает, в каком году что происходило на фронте. Мои ассоциации с войной - тяжесть, безысходность, незаконченность, неизлечимость. Он же рассказывает про победу русских с глубоким уважением и искренним восхищением, подкрепляя известными ему фактами и информацией. В этом и есть разница между быть внутри травмы и быть вне ее.

Сейчас понимаю, с помощью постов ludmilapsyholog, что страна находилась в состоянии посттравматического синдрома, а я по себе знаю, что это такое. Это когда война закончилась, а ты все еще пускаешь под откос вражеские поезда. И не можешь ни о чем больше думать, живешь в траме и все видишь сквозь ее призму, и самый большой страх - что она повторится (в том же самом виде).

А у вас как было?
Tags: будни травматика, травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments