(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:
prosto_self очень точно сфомулировал с точки зрения терапевта процесс обучения клиента принимать поддержку:
у ребенка, до определенного возраста, функционирует отдел кишечника, который способен усваивать молоко. после, этот отдел якобы атрофируется, и молоко не усваивается, даже наоборот - говорят, наносит вред. похожее, происходит и с психикой ребенка. до определенного возраста, он способен воспринимать внимание, принятие, тепло родительское, признание... если это есть, то этот отдел "кишечника", успешно функционирует все остальное время жизни. как ты пишешь - фундамент. если его нет, то сколько б тепла, внимания, поддержки, уже даже пусть взрослому человеку не доводилось бы воспринимать, - оно не "усваивается". знакомо, когда человек делает что-то для признания, и когда признают его успехи, он отговаривается типа,,,- так получилось, это не я, это...
в терапии, это все продвигается МУРАВЬИННЫМИ ШАЖЕЧКАМИ! питание по одной капле в день, пока вновь не восстановится "Умерший отдел кишечника" за восприятие принятия.

У меня со своей стороны картинка такая. Про терапию. Всю жизнь занимаешься тщательным обустройством детской комнаты, подбираешь обои, долго ищешь и заказываешь из другой страны мебель, переживаешь, что цвет штор не гармонирует с цветом ковра, приглашаешь людей посмотреть. В то время, как основная цель комнаты, ребенок, позабытый за этими важными делами, укатился куда-то в подвал и валяется там голодный, и вообще срочно требует реанимации.

Ты его извлекаешь оттуда, он разрывается от плача. При этом, он не может есть, он разучился, вся вложенная в него еда выблевывается с воплем или вызывает дикое несварение. Ему можно только капать на язык из пипетки молока, потому что это ровно столько, сколько его система сейчас может принять. А он орет, потому что каждая клетка его тела вопит о голоде, о надвигающейся смерти. Человек, капающий из пипетки, представляется монстром, ублюдком, распоследней сукой, которая не дает нормальной еды, мучает капельками на язык, от которых голод раззадоривается еще больше.

И невыносимо жалко его, и знаешь, что если дать ему обожраться, он может тут же умереть от отравления или заворота кишок. Причем, еда для него - это одновременно и главное вожделение, и главный яд. Как сильно он ее хочет, также сильно она его и пугает, и каждая попытка насытиться подводит к переживанию смерти. Вот такой страшный затык. Так оно и ощущается - катастрофический голод на фоне невозможности ничего толком съесть и усвоить. С греческой мифологией и танталовыми муками не сравнивать: Тантал не потерял способность есть и пить, просто ему не давали.

До сих пор помню момент на сеансе, когда моя тер дала мне банку с бисером и сказала отсыпать на ладонь столько, сколько было бы равно количеству поддержки и любви, которые я способна принять так, чтобы тут же не "выблевать". Отсыпать надо было прислушиваясь к себе и ориентируясь на свои ощущения. Я сперва сыпанула где-то с чайную ложку (в банке было около полстакана). Потом отсыпала немного обратно в банку. Потом еще немного. Оставшегося ощущалось многовато, я снова отсыпала. Минут через 10 я, наконец, определила то количество, которое ощущалось как правильное и которое бы я не "выблевала". Всего несколько бисерин, не больше пяти. Я была в глубоком шоке. Подумала, кого бы накормило такое количество еды вообще? Гусеницу? Муравья? По-моему, даже они едят больше за день.

Ведро без дна, образом которого описывают недолюбленных - это только одна сторона проблемы. Возможно даже, не та сторона, с которой вообще надо смотреть.
Tags: моя психотерапия, терапия ранней травмы, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments