(я не психолог) (transurfer) wrote,
(я не психолог)
transurfer

Categories:

мысли о причинах повторенния ситуаций, в которых воссоздается травма

Инсайт всегда приходит неожиданно, даже если дело в канун нового года.

Считается, что психологически травмированный человек воссоздает ситуации, повторяющие его травму, по двум причинам:
- по привычке (есть опыт только таких отношений и никаких других);
- в попытке переиграть ситуацию, чтобы ее завершить;

Мне показалось, есть еще одна. В двух словвах - снять напряжение, почувствовать хоть какой-то контроль над ситуацией.

Буду на примере тех, кого отвергли и бросили.

В наследство от травмы остаются, наряду со всем остальным, три вещи: боль от пережитого, страх повторения ситуации и набор представлений о себе, который возник в результате травмы ("со мной что-то конкретно не так" во всех возможных вариациях: я плохой, отвратительный, мерзкий, гадкий, недостойный, грязный и тп). То есть, человек живет в хроническом стрессе ожидания самого худшего, кроме того, постоянно мучительно ощущая свою недостойность, неполноценность и несоответствие. Причем, сам он может не осознавать ни того, ни друогого, потому что у него нет опыта жить как-то иначе. Вокруг него обычно все остальные живут примерно также. Получается ситуация "Вроде, все хорошо... Почему ж мне так хреново все время, а?"

Часто воспоминаний о травме вообще нет в доступном виде. Например, я себя помню лет с пяти, не раньше. До начала психотерапии мучалась вопросом "Почему я не помню ничего из детства, что можно было бы считать причиной моих текущих проблем?" Оказалось, я не помню очень важных травматичных событий, которые произошли сразу после моего рождения и примерно до трех лет. Дело может быть не только в вытеснении. События, произошедшие в довербальный период, могут храниться в сильно урезанном и неразборчивом виде, например, в виде ощущения в ноге - и все. Ни картинки, ни аудио, ни мысли, ни идеи, а влияние на ежедневную жизнь, самоощущение, образ мышления, мировоззрение может оказывать непосредственное.

Таким образом, человек живет в хроническом состоянии абстрактной, ни с чем, казалось бы, не связнной тревоги, постоянно ожидает чего-то страшного, его угнетают мысли о собственной никчемности и неполноценности, он болезненно реагирует на ситуации, где ему кажется, что его отвергают или бросают, постоянно ошибается в своей оценке этих ситуаций (то преувеличивает опасность, то в упор ее не видит). Он ищет ощущения безопасности и защищенности, а также прочной связи с людьми, но у него именно в этой области все идет наперекосяк.

И вот он появляется, этот роковой человек (Он или Она). Из серии "Ну где ты их находишь?!" и "Где были твои глаза?" К нему тянет, как магнитом. Он кажется таким родным, таким "своим", хотя истинные причины его "узнаваемости" совсем не радужные. Это тот самый человек, которого подсознание распознает, как Того Самого. Который сделал То Самое. И с Тем Самым (родителем, как правило) связано очень много чувств - от любви и тоски по потерянной связи, до ужаса и боли. Подсознание распознает ситуацию как "свою". И сценарий повторяется почти точь в точь - человек отвергает и бросает самым болезненным образом. При этом обычно реакция травматика на ситуацию по интенсивности значительно превышает реальную потерю. Например "встречались, особой любви не было, ругались все время, потом он ушел - я не могу прийти в себя, мысли о суициде, так плохо, что жить не хочется".

Тут принято, обычно, ставить травматику на вид, что он сам себе создал эту ситуацию, сам себе злой буратино и обижаться не на кого, словно второй участник отношений - радиоуправляемый робот, которого травматик телепатически заставляет вести себя так, как ему, травматику, надо. Это глас Токсичного Родителя, в его любимом стиле: ребенок убожество и ничтожество, когда Токсичному Родителю так надо, и тот же ребенок ответственнен буквально за все на свете, включая голод в африке и дождь за окном - опять же, когда Токсичному Родителю так надо. То, что травматик с таким персонажем (который его бросит) сошелся, ничуть не снимает с персонажа его личной ответственности за его собственные свинские поступки.

Кроме того, травматик не вступает в такие отношения, с предвкушением потирая руки:
- Мммм, как я щас ретравматизируюсь и пострадаю-то!

Он просто влюбляется, например, как все обычные люди. И как все люди, искренне надеется на лучшее и на то, что "в этот раз все получится".

Как ни хреново повторение ситуации, на самом деле оно также приносит и временное облегчение.

Во-первых, ужасный ужас, в хроническом страхе которого прожито столько времени, наконец-то случился. Ожидание ужаса - ужаснее самого ужаса. Когда ужас наступил, проявился, материализовался, с ним можно что-то делать и как-то им управлять.

Во-вторых, абстрактный страх, боль и тревожность обретают вполне осязаемую причину - вот он, источник боли, конкретный человек. И хотя боли в разЫ больше, чем боль от конкретной ситуации случившейся в данный конкретный момент, потому что на текущая боль вытаскивает на поверхность всю прошлую боль, делая ситуацию практически невыносимой, все равно с ней жить легче и понятнее, когда ее можно объяснить объективными причинами.

В-третьих, с конкретным человеком, причинившим боль, уже можно что-то делать - его можно ненавидеть, убить, сделать куклу вуду и истыкать ее булавками, его можно преследовать, его можно попытаться подчинить себе и победить его. Не важно, что, важно - что на боль можно как-то уже реагировать, что-то с ней сделать, предпринимать какие-то действия, как-то что-то отреагировать, пусть и неконструктивно. Зато это уже не ситуация тихого, беспомощного и безнадежного отчаянья.

В ситуации изначальной травмы у ребенка не было возможности ответить на события, защитить себя или атаковать обидчика. В повторной ситуации уже что-то из этого можно сделать. Более того, часто кажется, что исправив вот эту конкретную ситуацию, можно исправить то, в прошлом, и вообще всю жизнь целиком.

В-четвертых, опять словно бы подтверждается набор представлений о себе, полученных в результате травмы: вот, меня опять бросили, потому что я такой-то (плохой, недостойный, гадкий, мерзкий и тп). Это тоже дает ощущение контроля над ситуацией: если я стану "хорошим", меня перестанут бросать. Это заблуждение, но оно дает хоть какую-то опору в ситуации, которая кажется не поддающейся никакому контролю вообще - ведь, казалось бы, как ни стараешься, как ни прилагаешь усилия, а все равно бросают, прямо порча какая-то, сглаз или карма. То есть, какие-то неведомые, непонятные силы.

Сюда можно добавить и то, что можно получить поддержку окружающих. Когда тебя бросил партнер - это понятная ситуация, вызывающая сочувствие. Когда же ты "дурью маешься на пустом месте" - это не понятно и сочувствия не вызывает, так как не имеет видимых окружающим причин.

Так что получается что-то вроде: набухаться вдребезги для того, чтобы спустить пар. Какое-то время можно жить. А потом все начинает копиться снова.
Tags: будни травматика, грабли травматика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments